Сьогодні:18 September, 2020

Синдром психического автоматизма

Этот легко произносимый, но малопонятный простому обывателю термин – синдром психического автоматизма – открыл психиатр, который сам же от него и страдал. Удивительно? Вроде да, а вроде нет. Ведь нередко именно те, кто сталкиваются с болезнью лицом к лицу, находят самые ценные разгадки. Возможно, поэтому некоторые ученые прививали себе болезнь, чтобы лучше понимать, что же происходят с организмом, или протестировать лекарство.

Что это за болезнь?

Синдром психического автоматизма (СПА), он же синдром Кандинского – Клерамбо еще называют «синдромом отчуждения» или «синдромом воздействия» – одна из разновидностей галлюцинаторно-параноидного синдрома. Включает в себя псевдогаллюцинации, бредовые идеи воздействия (психического и физического характера) и явления психического автоматизма – чувство отчужденности, неестественности, «сделанности» собственных движений, поступков и мышления. Это когда можешь чувствовать себя повелителем Вселенной или посланником инопланетных существ, или слышать голоса с указаниями действий. Сюда добавьте и галлюцинации.

Чаще этот синдром проявляется при шизофрении. В классификации болезней выделяют три основных вида СПА: идеаторный, сенсорный, моторный. Несмотря на их разность все они имеют общую характеристику: любое действие, ощущение, мысли воспринимаются больным не как часть собственного «я», а как что-то чуждое, навеянное посторонней силой. То есть происходит отчуждение собственного психического акта. Нередко при таком диагнозе появляются бредовые идеи преследования и воздействия.

Кто такой Кандинский?

Виктор Хрисанфович Кандинский – известный психиатр, которого оправданно считают одним из основоположников русской психиатрии, страдал от синдрома психического автоматизма. Он описал болезнь, наблюдая ее у самого себя.

Первый приступ у Кандинского случился во время службы в качестве судового врача на первом в мире миноносце «Великий князь Константин». Спровоцировал проявление врожденной болезни бой, в котором он принимал участие (Батумский бой 13 мая 1877 г.). У молодого врача начался горячечный бред. Но этим на корабле никого не удивишь – нередкое явление. Команда была уверена, что это пройдет, и потому Кандинского взяли в погоню за врагом. И бред таки прошел, только на его место пришли галлюцинации. Поэтому судового врача, хоть и без особой радости командования, но все же высадили на берег по болезни.

И так начался путь исследователя и исследования в поисках личной разгадки – что же это происходит. В Николаеве, Париже, Москве Виктору Хрисанфовичу ставили диагноз «меланхолия». Однако один из самых начитанных молодых врачей с такой постановкой диагноза не согласился. Он знал несколько языков, включая немецкий, что позволило ему изучить много литературы, научных трактатов и работ разных психиатров. Болезнь мотивировала его еще больше читать книг по психиатрии. Интересно, что, изучая литературу, занимаясь своей работой и наблюдая собственные симптомы, Кандинский заметил, что чтение ослабляет его галлюцинации. А самолечение умственным трудом бывало особо эффективным, если что-то еще и конспектировать.


Интересные выводы из личных наблюдений психиатра: чтение ослабляет галлюцинации. А самолечение умственным трудом особо эффективно, если что-то еще и конспектировать.

Псевдогаллюцинации. У кого они бывают?

Освоившись в психиатрии, Виктор Кандинский стал отличать разновидности своих галлюцинаций. Его преследовал образ гусара с черными усами, в синем мундире и малиновых штанах. Гусар то появлялся в комнате, то скакал на коне, то сидел перед ним в зрительном зале воображаемого театра. От других галлюцинаций он отличался яркостью и детальностью – приглядевшись, можно было различить рисунок на кокарде и каждый завиток волос. Но главное отличие этой галлюцинации в том, что она вводила в заблуждение чувства, но не могла обмануть сознание: гусар не заслонял собой предметы в комнате и не составлял часть видимой глазом картины. Как только он входил, было ясно – это не настоящая галлюцинация. Такие явления называются «псевдогаллюцинации».

По мнению Кандинского, подобные галлюцинации хорошо известны и психически здоровым людям. Например, после активного поиска грибов в лесу стоит только лечь и закрыть глаза, как снова видишь грибы. Или когда «привязалась» какая-то мелодия, которая крутится в голове. Но здоровые знают, что это сейчас пройдет. Проблема, если не проходит и вам начинает казаться, будто некто посторонний подсматривает за вашими грибами или нарочно включает вам навязчивую мелодию. Именно так случилось с Виктором Хрисанфовичем и пациентами, которых он как лечащий врач наблюдал в петербургской больнице Святого Николая Чудотворца.

Вменяемый и невменяемый больной

У молодого психиатра случались приступы, которые он записывал в своих дневниках. Это помогало ему в исследовании собственной болезни. Один из ярких и сильных приступов произошел после довольно интенсивного перенапряжения. Все дело в том, что Виктор Кандинский участвовал в споре о необходимости разграничить уголовную ответственность для душевнобольных.

Зимой 1883 года Петербургскому обществу психиатров поручили рассмотреть статью 36 проекта нового Уложения о наказаниях. Предлагалось привлекать к ответственности за содеянные преступления и душевнобольных, кроме тех случаев, когда человек в силу своего состояния не понимает, что творит, либо не может контролировать собственные действия.

Практически все психиатры, в том числе глава их общества Иван Мержеевский и знаменитый Владимир Бехтерев, были против. Им казалось, что эта норма лишает защиты и без того несчастных больных. «ЗА» был только один человек – Виктор Кандинский. Он сражался и за себя, и за пациентов, будучи уверен, что ничего хорошего огульное признание всех больных невменяемыми не сулит. Ведь это практически означает недееспособность человека во всех остальных сферах. А значит, закроет возможности для нормальной жизни в социуме. Кроме того, он считал, что роль врача на процессе значительно серьезнее, когда он анализирует состояние пациента, а не просто выдает справку.

Виктору Хрисанфовичу пришлось потратить много сил и энергии, в том числе и для выступлений перед публикой и живой дискуссии. Но это того стоило. Это была блестящая победа! Ведь по окончанию процесса была принята формулировка Кандинского: человек виновен, если не теряет ни свободу суждения (понимания своих действий), ни свободу выбора (способность сдержать свои импульсы).

Однако такое нервное и умственное напряжение спровоцировало сильнейший приступ. Врачу казалось, что он – диктатор Китая, который вместе с единомышленниками готовит переворот, чтобы дать этому государству европейскую конституцию. Галлюцинации были яркими, интенсивными и вполне реалистичными. Виктор Кандинский, как профессиональный актер, «перевоплощался» в разные образы, движимый идеей о перевороте. Интересно, что все подробности своего состояния врач умудрялся заносить в дневник. Именно эти записи составили основу учения о синдроме психического автоматизма.

Незавидная участь психически больного…

В 1885 году работа Виктора Кандинского о псевдогаллюцинациях при шизофрении вышла на немецком языке. Напечатать ее на русском общество психиатров не смогло из-за банального отсутствия денег. Позднее – в 1889 году, этот труд опубликовала его жена. Увы, но болезнь доконала Кандинского – в прямом смысле. Он умер в возрасте 40 лет, приняв во время очередного приступа смертельную дозу опиума и записывая при этом в дневнике свое состояния. После смерти мужа Елизавета Карловна – его супруга, продала все, что имела, и опубликовала труд любимого мужчины. А после, увы, и сама покончила с собой.

Нужно сказать, что, кроме исследования собственной болезни, открытия синдрома психического автоматизма, и разграничения в уголовном кодексе о вменяемости и невменяемости психически больных людей, Виктор Кандинский был первым среди российских психиатров, который предложил классификацию душевных заболеваний. И в ней он выделил понятие «идеофрения» (известна нам как шизофрения). Сначала классификация включала 16 заболеваний. Позднее, через 5 лет, она была переработана и список сократился до 13:

● меланхолия (мрачное помешательство);

● мания;

●паранойя (первичное сумасшествие), включающая в себя острое первичное сумасшествие и хроническое первичное сумасшествие;

●деменция – вследствие психозов (меланхолии, мании, первичного сумасшествия), вследствие органических поражений мозга и старческое слабоумие;

● общий прогрессивный паралич; истерическое помешательство;

● эпилептическое помешательство; периодическое помешательство;

● острый бред алкоголиков или «белая горячка»;

● острый бред;

● имбецильность;

● идиотия и кретинизм;

● особые случаи.


Источник: книга «100 рассказов из истории медицины» Михаила Шифрина. Издательство «Альпина Паблишер Украина».


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook