Сьогодні: 5 December, 2020

Тысяча и одна аптека

Если одни страны разжигают фантазию обещанием волшебных впечатлений, то другие нередко воспринимаются, как бабайка под кроватью. Ядерная программа, терроризм, боевики – и вот уже перед глазами грозный и опасный Иран. И как-то забывается, что это еще и родина восточных сладостей и персидских ковров, воспетая Омаром Хайямом. К тому же с развитым фармацевтическим рынком, которому есть чем поделиться с миром.

Восток лукав и жесток

Тенденции на иранском рынке не так уж просты и прозрачны, чтобы можно было их смело трактовать. Страна активно стремится на внешние рынки: в Иране работают свыше 90 производителей лекарственных средств, и они, по заявлению Минздрава, выпускают куда больше фармацевтической продукции, чем нужно для удовлетворения внутренних потребностей. В Иране производится более 800 препаратов, из них более 80 изготавливаются на растительной основе. Только за прошлый год экспорт препаратов в Иране составил $155 млн, и ожидается, что в текущем году сумма достигнет $200 млн. И хотя цифры выглядят серьезно, масштабы импорта все же намного значительнее: в прошлом году Ираном было закуплено более 10 тонн лекарственных средств на сумму 1,27 млрд евро. Сегодня медицинские препараты занимают десятую строчку в ТОП-10 импортируемых товаров в стране. Но иранское правительство такое положение дел, по-видимому, не устраивает. И хотя объемы импорта пока не снижаются, ведется работа по уменьшению стоимости закупок. В 2015 году по 206 зарубежным препаратам затраты сократились с 495 до 390 млн евро. Развитие внутреннего производства затрудняется тем, что около 50 % сырья закупается за рубежом. Согласно данным компании Business Monitor International, вплоть до 2019 года фармацевтический рынок Ирана будет развиваться со среднегодовым темпом прироста 11,1 %. В то же время в связи с высокой инфляцией номинальный темп роста намного ниже, что уменьшает привлекательность Ирана для представителей «большой фармы». В рейтинге деловой среды BMI для Ближнего Востока и Африки страна находится на 11 месте. Причем по самому фармрынку Иран получил высокие баллы, а вот рыночные риски и риски страны оказались выше, что неудивительно, учитывая имидж современной Персии.

Достойная конкуренция

Иранским ученым удалось создать препарат для лечения ревматоидного артрита, аналогичный американскому препарату этанерцепт, который, до того как подул свежий ветер с Востока, оставался монополистом рынка. На данный момент этанерцепт под торговым названием Enbrel входит в ТОП-10 самых продаваемых лекарственных средств в мире. Но если практика покажет, что восточный брат-близнец ему не уступает, стоимость терапии серьезнейшего заболевания может значительно уменьшиться.

Сильные мира

Однако, судя по активному желанию мировых производителей лекарственных средств и целого ряда стран «дружить домами», в случае с Ираном срабатывает пословица о том, кто и при каких условиях пьет шампанское. Так, о привлекательности иранского фармрынка говорит заинтересованность компании Novo Nordisk: датский гигант в 2015 году сообщил о планах построить фармпроизводство в Иране. Объем инвестиций, выделенных на развитие этого проекта, составит $78 млн. Кстати, компания уже не первый год развивает бизнес в стране за счет дочернего подразделения, занимающегося продажей инсулина. Контракт на лицензионное производство лекарственных средств в стране тысячи и одной ночи подписала компания Merck & Co. Чтобы завоевать доверие иранских партнеров, американский фармгигант снизил цены на свою продукцию на 30–40 %. Кроме того, производство в Иране начала швейцарская компания Novartis AG. Соответствующий контракт подписан и с одной из японских компаний. С Японией у Ирана вообще в последнее время нежная дружба: буквально в марте 2016 года страна самураев выделила иранцам $10 млн на улучшение качества диагностики и закупку нового медицинского оборудования. Предполагается, что такое инвестиционное сотрудничество позволит японским компаниям закрепить свои позиции на развивающемся рынке, а Ирану, в свою очередь, – повысить уровень оказания медицинской помощи. Месяцем ранее наследники Персеполиса подписали соглашение с Таиландом. Согласно этому документу в ближайшие пять лет страны будут совместно развивать нано- и биотехнологии, генерики и медицину в целом. Также иранские препараты пользуются большим спросом в России и Австрии. В последнее время иранская фармация проявляет активность в плане партнерства с Азербайджаном. Недавно появилась информация о совместном строительстве завода в азербайджанском городе Сумгаит с инвестициями 35 млн евро только на первом этапе. Так что можно сказать, что главная цель иранского правительства на фармрынке – достижение полной лекарственной независимости – не за горами.

Счастье контрабандиста

Но не бывает бочки меда без ложки дегтя. В Иране это прежде всего низкое качество подготовки врачей: по подсчетам экспертов, ежегодно на приобретение неоправданно выписанных препаратов в стране расходуется около $100 млн. Еще одна серьезная проблема – неправильное назначение наркотиков и злоупотребление опиатами: так, кодеин врачи зачастую назначают пациентам даже при умеренных болях. Как и почти во всех странах мира, официально продажа лекарственной продукции разрешена только в аптеках, но этот закон нередко нарушается: некоторые препараты импортного производства, в первую очередь редкие и дорогие, поступают в страну контрабандным путем и реализуются не в аптеках, а на многочисленных базарах. При этом цены на контрабандные средства довольно высоки.

Фармацевт=рецепт

В Иране существует закон, по которому число фармацевтов в аптеке должно соответствовать тому количеству рецептов, которое обслуживает каждая аптека, но он не относится к частным аптекам.

Красота требует косметики

Всего в стране насчитывается около 8,4 тыс. аптек, в которых работают более 25 тыс. фармацевтов. Среди всех аптек 95 % – частные. Все фармацевты, если они не владельцы аптек, получают фиксированную ежемесячную зарплату. Аптечные сети и интернет-аптеки в Иране запрещены. Прибыль аптек в среднем составляет от 5 % до 15 % для импортных препаратов, 21 % – для средств местного производства и 20 % – для сопутствующих товаров. Но основной доход аптеки Ирана получают от продажи косметики и сопутствующих товаров, поскольку по объему потребления косметики Иран занимает 7 место в мире: ежегодно иранские женщины тратят на покупку косметики более $2 млрд. В этом отношении Иран сейчас кардинально отличается от Украины, где аптечные продажи косметики стремятся к нулю. К аптечному ассортименту предъявляются высокие требования. Лицензии на препараты выдаются сроком на 4 года, а все средства, которые поступают в продажу, должны соответствовать GMP. Причем большая часть ассортимента состоит из генериков местного производства в связи с их доступной ценой на фоне удовлетворительного качества. Аналитики отметили в последние годы рост спроса на витамины и диетические добавки, но в этой категории лидирует продукция мировых брендов.
Государство активно поддерживает идею планирования семьи. Во всех аптеках продаются презервативы и гормональные оральные контрацептивы. В целом, несмотря на противоречивую политическую ситуацию, сложный имидж в бизнес-среде и шаткий мир в отношениях с рядом государств, Иран фармацевтический продолжает развиваться. Пусть не с 11 % прироста, но с твердыми 8 %, что тоже неплохо. Курс на самообеспечение препаратами перспективный, способствует развитию производства внутри страны, а значит, и повышению ее инвестиционной привлекательности.

Неизвестные факты об Иране

• По данным ООН, Иран занимает 1 место в мире по результатам борьбы с распространением наркотиков и за снижение спроса на них.

• В Иране распространена вазэктомия – операция по стерилизации мужчин. Религиозных запретов на такие вмешательства нет, и в тегеранском госпитале ежегодно производится около 30 тыс. таких процедур.

• В Иране работает единственная на Ближнем Востоке фабрика по производству презервативов, которая ежегодно выпускает около 50 млн презервативов 30 моделей, причем 80 % продукции делается по заказу Минздрава.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook