Сьогодні:29 November, 2020

Драконий год (2)

Зал отеля, в котором прибывшие гости собрались поужинать, был переполнен туристами из России и Украины. Повсюду слышалась русская речь и не слишком удачные попытки французской и английской. На ужин предлагался шведский стол, правда, ломился он от диковинных яств совсем не по-европейски. Аня нерешительно замерла: как это все есть, и что из этого действительно съедобно?
– Наших тут пытаются удивить горами морепродуктов, хотя не каждому желудку они по нраву, – появился над ухом полушепот Виктора.
– Сейчас я найду тебе что-то попроще, а завтра прикинем, как прикинуться гурманами. Сюрпризы нам ни к чему. Аня уж никак не ожидала от своего навязчивого спутника такой брутальной заботы. Она слегка захмелела от вина, которого на столах было в изобилии, и он уже не казался ей таким противным и невоспитанным, как в самолете. Да и пьянящий тунисский воздух делал свое дело. После киевской лютой зимы и злого мужа наступало настоящее расслабление. Она уже улыбалась и вовсю шутила с новым знакомым. После ужина Виктор проводил ее до номера.
– Высыпайся. Завтра мы едем с тобой на экскурсию.
– Но у меня там вроде что-то по плану, – запротестовала Аня.
– Лучших планов, чем я, тебе не найти. Не спорь.
– Вот же самодовольное создание,
– пробурчала Аня, закрыв за собой дверь. На кресле лежал зеленый плюшевый дракон. Аня взяла его в руки, и напевая, закружилась по номеру. Порхая мимо огромного зеркала, она вдруг с удивлением отметила на своем лице довольную улыбку.

***

Виктор повел ее по городу, показывая старинные храмы и восточные базары, сувенирные лавки и конечно, море. Он с удовольствием принимал участие в скромном шопинге, который могла позволить себе Аня, учил ее торговаться, смешно хмуря брови и покрикивая на продавцов. Аня, глядя на него, не переставала удивляться, насколько много разных Викторов помещается в одном человеке. Вот он утренне-хмурый, язвительный мачо, вот задумчиво перебирает руками песок на пляже, потом притихает внутри величественного храма, а вот и сам уподобился уличному торговцу, отчаянно жестикулируя, отходя, возвращаясь, наконец, ударяя с ним по рукам. Аня никак не могла понять, что за странный спектакль разыгрывается перед ней.
– Они очень оскорбляются, если с ними не торгуешься, – пояснил ей Виктор, вручая очередную отвоеванную только что безделушку. – Могут и вовсе отказаться продать тебе что-то, если ты не торгуешься. Здесь принято получать удовольствие от торговли именно в процессе торга. Цены на все очень завышены, оставляя простор для маневра. Хорошо и эмоционально торгующегося покупателя ценят и делают ему хорошую скидку. Скучно им, понимаешь?

***

Гуляя по пыльным улицам, они вдруг наткнулись на настоящее шествие. Куча громкой молодежи, разодетой в национальные костюмы, водила вокруг здания кого-то, завернутого в паранджу. Впереди шла женщина со свечами.
– Тунисская свадьба, между прочим, – улыбнулся Виктор. – Очень даже на удачу встретить свадебное шествие под новый год, ты не находишь?
– А жених где?
– Они встретятся только завтра, пока вот каждый со своей семьей гуляет. Если с невесты снять это все одеяние, там обнаружится страшно красивое зрелище. Именно и страшное, и красивое: ее накануне всю разрисовали хной, и она похожа на туземца. Обереги вроде как. Хотя жених так веселится все эти дни, что пожалуй, есть шансы, что он не слишком испугается. Тетка со свечами – это маменька ее. Она должна ее вот так вокруг дома поводить, освещая будущий совместный путь.
– И сколько они так гуляют?
– Неделю. Потом с нее снимут паранджу, смоют наскальную живопись и будет она обычная женщина в джинсах и майке. Они тут в целом на Европу ориентируются. Так что никаких гаремов и ущемления женских прав. Кстати, хочешь тебя разрисуют, как ее?
– Хочу! – захлопала в ладоши Аня. Ее свадьба не была столь пышной и наполненной глубоким смыслом. Может быть, хоть кусочек чужой свадебной сказки?

***

Виктор привел ее в салон, где молчаливые и улыбчивые девушки натерли ее душистыми маслами и нарисовали ей на руках и ногах красивые витиеватые узоры. Смысла их Аня так и не поняла, но выглядело очень красиво. Виктор сидел в углу в кресле, исподтишка подбрасывал идеи, как можно было бы разрисовать ей лицо и другие части тела. Аня уже не обижалась. В конце концов, это и правда выглядело бы смешно – она с разрисованной рожицей.

Потом они ужинали в уютном ресторанчике на побережье, и Виктор рассказывал о себе. Он оказался врачом, давно занимавшимся частной практикой, и мечтавшим открыть свое дело. Аня делилась с ним будничной прозой медицинских представителей, вспоминала о студенческих годах и том, что давно мечтала о море. Позже, сидя на теплом после жаркого дня песке, она разглядывала в закатных лучах золотистые узоры хны на своих руках и дышала морским запахом. Виктор захотел поплавать, и она ждала его на берегу, пока он размашистыми рывками преодолевал волны. Аня, тайком разглядывала его и вдруг отметила, что у него действительно хорошая фигура. Такая мощная спина, и руки… Не то, что у ее Дракона. Она поежилась: мысль о муже пришла впервые за весь день, настолько она забыла о том, что за наказание ждало ее в замерзшем Киеве. И сколько ни гони от себя эти мысли, решать вопрос все равно придется. Мириться ли, терпеть и дальше скверный характер мужа и совсем не мужское поведение, или позволить себе гордо уйти? По большому счету, Дракона она любила. А вот он ее… Аня зажмурилась и мысленно махнула рукой. Все потом, не сейчас. Не хочется портить вечер. Особенно, когда рядом есть такой чудесный спутник. «Чудесный? Я только что назвала его чудесным?». Аня хихикнула. Кажется, навстречу ей шел мокрый и довольный мужчина. Пора возвращаться. Вечером в отеле она заикаясь, призналась Виктору, что замужем. В его глазах проскочила едва заметная нотка огорчения, но вслух он сказал:
– Мы поговорим об этом в Киеве. Пока считай, что у тебя курортный роман.
– А у нас роман?! – заранее зная ответ, возмутилась Аня.
– О да! – театрально воскликнул Виктор. – И тебе это нравится.

Мария ПЕТРОВСКАЯ


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook


РАП

РАП - https://www.rap.in.ua/