Сьогодні:19 September, 2020

А рука так и тянется… к смартфону

Сейчас многие с гордостью заявляют о том, что телевизор не смотрят. Дескать, мы не засоряем свою голову мусором, который бесконечно сыплется из телевизора в наши головы и формирует наше мнение. Однако при этом у доброй половины гордящихся наступает настоящая паника, когда неожиданно выключается телефон, пропадает Интернет или человек остается и без того, и без другого. Зависимость или особенности времени, к которым нужно привыкать?

Встретились два одиночества

Не так давно в одном из киевских кафе я наблюдала занимательную картину. Две очаровательные милые и немного гламурные девушки (если уж не подруги, так точно приятельницы) пришли испить вкусный кофе. Сели за столик друг напротив друга. Сделали заказ. В ожидании ароматного напитка девушки совершенно не общались между собой. Они просматривали ленты в соцсетях. Иногда улыбались и чего-то там клацали. Кофе принесли, а красотки продолжали зависать. Иногда показывали друг другу что-то в телефоне, улыбались и перекидывались парочкой слов. Но преимущественно – молчали. Явление нередкое, согласитесь. В чем же фишка? Почему мы все больше и чаще предпочитаем виртуальные контакты живому человеческому настоящему общению, богатому эмоциями и душевной теплотой?

У этой странности может быть несколько причин. Например, такая: «Мне не надо напрягаться, чтобы в жизни состояться». Это фраза из забавной песни, которую поет «КукуШанель». Она хорошо отражает тенденцию нашего времени. Виртуальные контакты не требуют особых усилий. Для выстраивания отношений и формирования близких дружеских связей в реальной жизни, человеку все же нужно немного напрягаться. Например, думать, о чем говорить с собеседником, интересоваться его жизнью, чувствами, увлечениями. Рассказывать о себе. Возможно, делать что-то совместно, куда-то ходить. Иногда приходится решаться на конфронтацию и конфликты. Или выбирать компромисс для общего блага. Иногда рисковать и доверять другому. Разочаровываться или утверждаться. Уважать границы другого человека и учиться обозначать свои. Другими словами, прилагать какие-то усилия. Куда проще сидеть дома, в кафе и нажимать на кнопки, закидывая абсолютно безадресные посты и получать в ответ подобные одобрительные или не очень лайки, комментарии. Ничем не рискуешь. В случае крайне негативной реакции пост можно и удалить.

Кто живет в вашей голове?

Еще одна причина нашей сильной тяги к социальным сетям и другим прелестям прогресса – нейромаркетинг. Это прикладная дисциплина, которая использует открытия, связанные с работой мозга, на нужды рынка. Говоря простым языком, кто-то очень умный придумывает, как зацепить и посадить на крючок ваш мозг, чтобы на этом зарабатывать деньги. И здесь хорошим помощником выступает дофамин – гормон, который фактически отвечает за мотивацию. Это наше предвкушение получения удовольствия. Наше сладкое ожидание и наши усилия, что вот еще чуть-чуть, еще немного и свершится. Один из бывших сотрудников Facebook – миллиардер Чамат Палихапития рассказал об алгоритмах, на которых построена рабо и доверять другому. Разочаровываться или утверждаться. Уважать границы другого человека и учиться обозначать свои. Другими словами, прилагать какие-то усилия. Куда проще сидеть дома, в кафе и нажимать на кнопки, закидывая абсолютно безадресные посты и получать в ответ подобные одобрительные или не очень лайки, комментарии. Ничем не рискуешь. В случае крайне негативной реакции пост можно и удалить. Кто живет в вашей голове? Еще одна причина нашей сильной тяги к социальным сетям и другим прелестям прогресса – нейромаркетинг. Это прикладная дисциплина, которая использует открытия, связанные с работой мозга, на нужды рынка. Говоря простым языком, кто-то очень умный придумывает, как зацепить и посадить на крючок ваш мозг, чтобы на этом зарабатывать деньги. И здесь хорошим помощником выступает дофамин – гормон, который фактически отвечает за мотивацию. Это наше предвкушение получения удовольствия. Наше сладкое ожидание и наши усилия, что вот еще чуть-чуть, еще немного и свершится. Один из бывших сотрудников Facebook – миллиардер Чамат Палихапития рассказал об алгоритмах, на которых построена работа социальных сетей. Он назвал их «дофаминовыми петлями быстрой обратной связи». Дофамин вырабатывается сразу же, как только на горизонте замаячила награда, помогая мозгу сфокусироваться на цели – на том, что хотите получить. Соответственно, дофаминовая петля быстрой обратной связи возникает там, где используются стимулыпоощрения. Например, неожиданный выигрыш, получение бонусов, в компьютерных играх это может быть увеличение силы. В социальных сетях – лайки, шеры, абсолютно любая активность с вашим аккаунтом. Суть у всего одна и та же – бонусы, поощрения. Каждый участник соцсети становится для другого источником дофаминовой обратной связи, предоставляя свои лайки, и тем самым увеличивая собственные шансы дождаться фидбека. Понаблюдайте за собой: насколько чаще вы заходите в соцсеть после размещения свежего поста или фото? Количество посещений заметно увеличивается, потому что ждете лайки, шеры, комментарии – ждете бонусы, чтобы продолжить делать это снова и снова. Подобную дофаминовую петлю иногда называют компульсивной (навязчивой): игра может быть устроена таким образом, что каждый момент для ее перерыва или завершения кажется неподходящим, ведь конечной точки просто нет. Система поощрения мозга влияет на наши поступки куда сильнее, чем может показаться. Подобные механизмы по полной используются на рынке: поскольку выброс дофамина – это здоровая реакция нашего организма, и от нее нельзя просто взять и избавиться. А посему неуязвимых для «дофаминовой инженерии» практически нет.

Шеф, все пропало?

Говорить о том, что любое использование социальных сетей, всевозможных мессенджеров – это зло, от которого нужно избавиться, будет глупо. В некоторых случаях они реально становятся палочкой-выручалочкой. Об этом скажет любая молодая мама, которая по объективным причинам лишена возможности иметь социальные контакты в реальной жизни, в привычном ей объеме. Она лишь выходит гулять с малышом и тогда видит, что в мире существуют и другие люди. На период вынужденной изоляции соцсети могут стать хорошей компенсацией, они дают возможность беспрепятственно и довольно быстро получить обратную связь. Тем не менее, пользуясь благами цивилизации, всегда есть опасность попасть от них в зависимость. Где грань? С этим вопросом мы обратились к врачу-психотерапевту Августине Яцене. «Зависимость начинается там, где пропадает критическое мышление. Например, если человек убежден, что он полностью свободен от соцсети, но при отсутствии доступа начинает страшно нервничать, волноваться, постоянно дергается и думает только о том, как бы скорее вернуться в виртуальный поток, – ответ о зависимости очевиден. К сожалению, у современного человека количество социальных контактов растет, а вот качество падает. Для формирования прочной эмоциональной связи необходимо прилагать усилия. А если вы в сутки отвечаете на 300–500 и более сообщений, у вас попросту на это нет времени. Кроме того, бесконечный поток информации истощает нервную систему и человек перестает реагировать на обычные раздражители. Наступает так называемый рефлекторный период, когда нервная и/или мышечная ткань находятся в состоянии полной невозбудимости, а в последующей фазе – в состоянии пониженной возбудимости. В дальнейшем для получения от человека хоть какой-то эмоциональной реакции требуется раздражитель еще сильнее, еще мощнее. И так дальше и дальше. На этом принципе строится реклама и подбираются новости – убийства, ужасы, насилие. Повышается уровень тревоги, активизируются страхи».

Несколько слов о гигиене

Зависимость от гаджетов и социальных сетей отследить достаточно сложно. Пока она не принимает совершенно дикие формы, когда человек может сутками не есть и не вставать с места, лишь бы закончить игру или активничать во всех сетях. Тем не менее подобные суррогаты отнимают у нас уйму времени и лишают эмоциональных связей с реальными людьми. Поэтому профилактика не помешает. Вот что рекомендует нам эксперт Августина Яценя: «Если мы говорим о детях, то по возможности минимизируйте количество взаимодействия с гаджетами. До 6 лет походы ребенка в Интернет можно контролировать и лимитировать. Дальше вряд ли получится. Но этот возрастной период очень важен – у ребенка формируется эмоциональная привязанность, он получает опыт построения социальных связей. По возможности сделайте детство более человеческим и менее технологичным. Если же говорить о взрослых, то здесь выбор должен сделать сам человек на фоне осознанности ситуации. Некоторые люди удаляют аккаунты, некоторые устанавливают счетчики, прописывают правила пользования и т. д. Все адекватные средства хороши. В вопросах использования Интернета и соцсетей должна быть гигиена, позволяющая созидать, а не разрушать. Если же возможности справиться самостоятельно с навязчивым желанием через каждые 2, 3, 5 минут заглянуть в смартфон нет, обратитесь к психологу».


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook