Сьогодні:23 September, 2020

Весенний роман

У Оли не было времени на свидания. Мама, конечно, лежала в тихом обмороке: дочери тридцать пять лет, на горизонте – ни одного мужчины с серьезными (или хоть какими-нибудь) намерениями, а вместо внуков – две кошки, Плюша и Масяня. И только одна история, как заевшая пластика: «Мне некогда, много работы, в аптеке “завал”». Простудный сезон сменялся сезоном отравлений, а когда проходил и он, у жителей ближайших двух районов резко обострялась «хроника» или кто-нибудь увольнялся, и дополнительные обязанности непременно ложились на Олю.

Мама сурово расспрашивала, есть ли в этой аптеке еще работники помимо нее, требовала научиться постоять за себя, не быть такой безотказной. Оля с покладистым видом кивала головой, чтобы ее не расстраивать, хотя на деле ничего предпринимать не собиралась. Глубоко в душе она понимала, что работа – единственное достойное оправдание, которым можно прикрыть ее одиночество и неспособность найти себе хорошего мужа. Так было не всегда. Девять лет она жила в состоянии страстной влюбленности. Ждала, надеялась, старалась. Но Эдик только свысока ронял обидные замечания вроде «Тебе нужно что-то сделать со своими волосами» или «Ты опять вела себя странно с моими друзьями», отчего она чувствовала себя какой-то несуразной и глупой и начинала стараться с утроенной энергией. Сидела на диетах, тратила ползарплаты на салоны красоты, искала рецепты блюд, чтобы проложить путь к сердцу своего мужчины через известный орган. Конечно, перелистала тонны статей на тему «Как понять, что он любит» и (тайком от всех) «Как убедить его жениться». Когда же под влиянием подруг или мамы решалась на вопрос о будущем вслух, Эдик неизбежно начинал скандал, в конце которого она оказывалась «неадекватной истеричкой», и больше желания возвращаться к этой теме не возникало. И так по кругу. Оля знала, что у него есть другие женщины. Ну как знала… Догадывалась. Это была та сторона его жизни, в которую она не хотела вникать. Закрывала глаза и уши и делала вид, что не замечает ни долгих телефонных разговоров на балконе, ни поздних смсок. Но, в конце концов, случайно застала его со своей подругой, когда вернулась с работы раньше, в духе анекдотов о возвращении «рогатого» мужа из командировки. И даже после этого пыталась сохранить отношения, искала в себе силы «простить» и «быть выше этого». Эдику ее жертвы были не нужны.

Оля стояла посреди пустой, звенящей неумолимой тишиной квартиры, и вдруг поняла, что она совершенно одна, и все нужно начинать сначала. А на это нет уже никаких сил. Только выжженная пустыня осталась после болезненных отношений, в которых она сама себя обманывала от начала и до конца. И поверить во второй раз, открыться мужчине, позволить ему проникнуть в свое сердце просто не могла. К тому же, несмотря на миловидную внешность (у Оли были длинные светло-каштановые волосы, хрупкое телосложение и девичий нежный голос), желающих пробить ее надежную защиту не находилось. Видимо, окружающим мужчинам вполне хватало других женщин, чтобы выискивать в замкнутой и вечно занятой Оле «ту самую» или подбирать ключ к шифру ее сложного сердца. В пустоте и одиночестве прошли 14 февраля и 8 марта. И только в конце праздничного дня вдруг пришла смска с незнакомого номера: «Я не знаю, кто ты, и как тебя зовут. Без понятия, откуда у меня твой номер. Но раз уж он есть, поздравляю с праздником! Счастья тебе, любви и весеннего настроения!». Оля улыбнулась этому милому посланию, не удержалась и ответила: «Спасибо!». Несколько минут пофантазировала на тему, кто бы это мог быть, и не пересекались ли они по работе, а затем забыла об этом. Но спустя пару недель таинственный незнакомец снова написал: «В вайбере у тебя очень красивое фото. Откуда мы все-таки друг друга знаем?».

– Да он какой-то телефонный маньяк! – сходу поставила диагноз подруга Инна. – Заблокируй, внеси в черный список. Зачем тебе больные люди?

– Он ничего такого не написал, чтобы принимать его за маньяка, – робко возразила Оля. Но Инна была непреклонна. Перегнувшись через кофейный столик так, что теперь она почти нависала над субтильной Олей, подруга со всей возможной убедительностью надавила:

– Олька, тебе только таких вот историй для полного счастья не хватает! Мало тебе было Эдика? Не нервничай, найдем тебе нормального мужика.

Поняв настроение активной подруги, Оля пошла привычным путем: согласно покивала, сделала большие доверчивые глаза и пообещала, что удалит незнакомый номер сегодня же. На самом деле ей меньше всего хотелось выдерживать чью-то притворную жалость, которой нередко другие люди прикрывали самодовольство в духе «Гляди-ка, а у меня еще не все так плохо! У нее вон и того нет!». И упоминание об Эдике было последним, что ей сейчас было нужно.

После этой встречи почему-то прямо в спину вилами толкало желание написать что-нибудь загадочному незнакомцу. Дистанция расслабляла, дарила ощущение полной безопасности. И Оля, недолго думая, отправила смс: «Спасибо за комплимент, но чтобы ответить, мне нужно знать о тебе больше». И чуть не подпрыгнула на диване, когда спустя пять минут пришел вопрос: «Что ты хочешь знать, красавица?». Нет, это уже слишком. По-хамски и прямо как-то… Не в ее стиле, в общем. Наверняка маньяк, Инка права. Твердо решила ничего больше не писать и отправилась спать.

На следующее утро в вайбере ее ждал сюрприз – странное письмо от того самого незнакомца: «Ты вчера спросила обо мне и куда-то исчезла. И я подумал, не провести ли нам эксперимент? Обычно знакомство – это обмен фотками, расспросы, где ты работаешь, в каком городе живешь и пр. Здорово, конечно. Но давай попробуем узнать друг друга по-настоящему. Что скажешь? И чтобы стало ясно, о чем я, вот, лови: несколько моих любимых песен. Напиши, как они тебе». Послушала – надо же, музыка и правда классная, позитивная такая. Улыбнулась и ответила: «Мне нравится вторая песня. А насчет идеи нужно подумать». – «Попала в точку. Это моя любимая. А ты что слушаешь?». Переписка начала принимать интересный оборот. Целых две недели они обменивались песнями, забавными фотографиями (но только не своими), взглядами на жизнь по самым разным вопросам. «Сегодня ехал на работу и вспомнил, о чем ты вчера говорила. Так вот, мое мнение…», «Посмотрела фильм, который ты советовал. Жестковатое кино для меня», «Ну ок, я попробовал приготовить мясо по твоему рецепту. Если не получилось, результат на твоей совести. Отпишусь минут через двадцать».

– Ой, Оля-я-я-я! – сотрудница Таня так покачала головой, словно не сомневается в ее диагнозе. – Сколько до тебя на таком обжигались! Нафантазируешь себе прекрасного принца, а ему только и надо что свои нездоровые потребности по переписке удовлетворить. Брось это, ничем хорошим не закончится. Через денек-другой попросит интимное фото, вот увидишь. Олю снова охватили сомнения. Подумав, не удержалась и написала ему: «Мои подруги говорят, что по смс общаются только извращенцы». И сразу же пожалела об этом. Эх, где же здесь кнопка «Вернуть сообщение обратно»?! Наверняка его это отпугнет. Но вот пришел насмешливый ответ: «А ты по всем вопросам советуешься со своими подругами?». И следом еще одно послание: «Ладно, что ты хочешь знать?». У Оли был миллион вопросов, но задала она самый неожиданный из них: «Почему ты мне пишешь?». И он ответил: «Потому что ты милая. И очень забавно со мной споришь». Оля польщенно улыбнулась и набрала в ответ: «Но ведь ты даже не знаешь, как меня зовут». Через минуту: «Узнаю, когда придет время». Она недоверчиво потрясла головой: «Какое еще время? Вряд ли мы с тобой увидимся в реале». – «Обязательно увидимся. Как только я вернусь со службы». У Оли неожиданно подпрыгнуло сердце куда-то к горлу, и она торопливо набрала: «Ты где-то ТАМ?!?». И еле дождалась ответа: «Я военный провизор, красавица. Обеспечиваю раненых лекарствами. Но скоро вернусь домой. И вот тогда мы с тобой встретимся».
Она закрыла на минуту глаза и снова открыла. Так вот оно что! Вот почему у них такое странное общение. И уверенно написала: «Меня зовут Оля. Я тоже провизор, правда, в обычной аптеке». – «Приятно познакомиться, Оленька. Я – Алексей».


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook