Сьогодні:24 October, 2020

Поколение UV: почему пришло время разбираться в защите от солнца

Почти 84 тыс. комментариев за час собрал в Instagram «мистер Росомаха» Хью Джекман из фильма «Люди Х». Именно так отреагировали подписчики на его фото с заклеенным носом после операции. Актер написал: «Деб (жена) сказала, чтобы я проверил родинку на носу. Мальчик, она была права! У меня была базальноклеточная карцинома. Пожалуйста, не тупи как я. Поступай правильно и используй солнцезащитный крем!»

По статистке США, за последние 30 лет людей, болевших той или иной формой рака кожи, больше, чем суммарная заболеваемость раком молочной железы, простаты, легких и толстой кишки за это же время. Ежегодно в Великобритании фиксируется более 100 тыс. случаев рака кожи. В Украине официальная цифра меньше – 20 тыс. человек, но она каждый год растет. По словам Ольги Богомолец, в 2016 году в рамках Всемирного дня меланомы «прошли обследование 95 341 человек, среди них выявлено 222 случая меланомы, 647 случаев рака кожи». И неутешительные украинские цифры: на 100 случаев меланомы – 90 смертей. Подавляющее большинство меланом вызвано солнцем. На самом деле есть конкретная цифра, на сколько «подавляющее» это число. Одно исследование в Великобритании показало, что в 86 % случаев меланома вызвана UV-лучами [1]. Еще одна работа вывела приблизительный порог риска: более пяти солнечных ожогов за жизнь увеличивает риск рака кожи вдвое [2].

Не все полезное полезно

Но есть и хорошие новости на фоне описанных выше страхов. Регулярное ежедневное использование солнцезащитного крема с SPF 15 или выше снижает риск развития плоскоклеточного рака клеток примерно на 40 % [3], а риск развития меланомы – на 50 % [4]. Ну и не забывать проводить плановые обследования, ведь диагностика на ранней стадии – это залог долгой жизни. На этой оптимистической ноте можно было бы поставить точку, ведь польза от солнцезащитных средств велика и доказана многими исследованиями. Но «дьявол кроется в деталях». Ведь мы наносим на лицо и тело не абстрактные УФ-фильтры, а весьма конкретные косметические средства, которые имеют определенный состав. И вот здесь есть проблема, которую хорошо описывает слоган из старой рекламы: «Не все йогурты одинаково полезны». Что не так с этими «солнцезащитными йогуртами» и почему некоторые из них уже пора списывать как морально устаревшие – давайте разберемся дальше.

ТОП-5 ХИМИЧЕСКИХ ФИЛЬТРОВ СО ЗНАКОМ «ВНИМАНИЕ!»

Есть ряд солнцезащитных фильтров, на которые очень большой процент людей реагирует фотодерматитом. Причем реакция бывает в неожиданных случаях: в своем «родном» климате загар с этими фильтрами не вызывает проблем, а при смене климатической зоны на более «экстремальную» возникают неожиданности даже у людей с нормальной, не чувствительной кожей. Так, поездка в Израиль или Египет оборачивается испорченным отпуском и необходимостью идти к врачу с жалобой на непонятные высыпания и красноту. Это связывают с особенностью работы иммунной системы, ее реакцией на сильный раздражитель (солнце + агрессивный UV-фильтр). Ниже список основных «плохишей». Кроме способности вызывать фотодерматит, некоторые из них имеют и другие «грехи», о чем оговоримся отдельно.

1. Парааминобензойная кислота (PABA) и ее «родственники» (Ethylhexyl Dimethyl ParaAminobenzoic Acid).

2. Бензофенон-3 (Benzophenone-3, Oxybenzone).

3. Бензофенон-4 (Benzophenone-4).

4. Бутилметоксидибензоилметан (Butyl Methoxydibenzoylmethane, Avobenzone, Parsol 1789 и др.).

5. Октокрилен (Octocrylene).

—-

Парааминобензойная кислота

Парааминобензойная кислота (PABA) – это широко распространенная в природе аминокислота, которая является производным бензойной кислоты. В 1943 году PABA была запатентована как эффективный УФ-В-фильтр, однако позже было установлено ее канцерогенное действие. На сегодняшний день этот фильтр разрешено использовать только в смываемых продуктах – например, в шампунях для защиты цвета волос.

Бензофенон-3 и 4

Бензофенон (дифенилкетон, дифенилметанон, кумарин) – это органическое соединение, которое относится к классу ароматических кетонов. Бензофенон-3 и 4 находятся в списке веществ с доказанным влиянием на эндокринную систему, хотя по людям данные еще только нарабатываются. Так, в рамках американской программы исследования влияния окружающей среды на рак молочной железы высокие концентрации бензофенона были отмечены в крови у девочек [5]. В этой программе всего было обследовано 1239 девочек в возрасте 6–8 лет, а через 7 лет их повторно осмотрели. В итоге отмечено, что бензофенон-3 замедлял развитие молочных желез, снижая число адипоцитов в них. К слову, в этом же исследовании «отметился» и триклозан – у него зафиксированы свойства агониста щитовидной железы. Вообще есть много данных о влиянии бензофенона-3 на морскую флору и фауну. Так, в 2016 году на ХІІІ Международной конференции по коралловым рифам в Гонолулу ученые обсуждали проблему появления стерильных кораллов. В туристических зонах Флориды и Виргинских островов, где отдыхающие активно используют солнцезащитные средства, в воде находятся огромные количества химических УФ-фильтров. Они токсичны для морской флоры и фауны, но особую опасность, как отмечается, представляет бензофенон-3. Благодаря его негативному влиянию коралловые рифы теряют способность к размножению и быстро погибают. Перед учеными возникла проблема ограничения токсичности этого вещества. Так как бензофенон-3 несколько популярнее, чем его «родственник» бензофенон-4, то исследования делают чаще всего по нему. Но все полученные результаты распространяются и на бензофенон-4.

Бензофенон-3 также связывают с потерей маскулинности у самцов бойцовских рыбок (Betta splendens). В эксперименте 2016 года рыбки в течение 28 суток плавали в воде с повышенным содержанием бензофенона-3. Далее их анализировали по трем факторам: 1) как изменилась дальность заплывов; 2) скорость и интенсивность «красования» перед зеркалом; 3) количество зрелых спермиев. Результат показал, что рыбки попрежнему далеко плавали, но проявляли значительно меньше желания демонстрировать свои «бойцовские качества». Также у них достоверно снизилась способность к размножению – рыбки-мальчики стали более стерильными.

Бутилметоксидибензоилметан

Бутилметоксидибензоилметан (Butyl Methoxydibenzoylmethane, Avobenzone, Parsol 1789, Milestab 1789, Eusolex 9020, Escalol 517, Neo Heliopan 357) – это белое или светло-желтое синтетическое соединение, используется как УФ-А-поглотитель в солнцезащитных кремах. Бутилметоксидибензоилметан очень быстро теряет свою активность, поэтому «горе-защитник» сам нуждается в защитниках. Когда-то очень давно он был суперзвездой, которая первой стала защищать людей от UV-A-лучей. Теперь же с оглядкой на то, что на него кожа часто реагирует дерматитами, смысла вводить его в формулу становится все меньше и меньше. Единственный смысл, который все еще остается, – он весьма дешев в производстве. В остальном – сплошные минусы.

Октокрилен

Это старый и слабый фильтр, сам почти не защищает, но является «подносителем» для других фильтров. Кожа часто реагирует на него сильными дерматитами. В 2013 году были проведены тесты на чувствительность к отдельным аллергенам и готовым солнцезащитным продуктам in-vivo [6]. Наибольшая реакция кожи отмечена на средства, которые содержали сразу два «раздражающих» UV-фильтра: Octocrylene + Butyl Methoxydibenzoylmethane. Потому людям с чувствительной кожей надо быть очень внимательными, используя подобные средства.

Практические выводы

На основании вышесказанного можно выделить следующие моменты:

– чем выше фактор защиты, тем большее количество разных УФфильтров должно входить в состав продукта – это нужно для достижения его гипоаллергенности;

– для детей до 3 лет предпочтительны только физические УФфильтры (оксид цинка и диоксид титана);

– при высокой чувствительности кожи нужно внимательно относиться к средствам с высокой дозировкой бутилметоксидибензоилметана (Avobenzone) и бензофенона-3 (Oxybenzone). Желательно, чтобы с ними были еще и физические фильтры + обязательно антиоксиданты.

Тем не менее пока нельзя с уверенностью говорить, что даже соблюдая осторожность и отказываясь от применения «подозрительных и потенциально опасных» УФ-фильтров, мы можем чувствовать себя в безопасности. Всегда есть вероятность того, что отдаленные последствия от пока еще «белых и пушистых» УФ-фильтров дадут о себе знать. Здесь стоит вспомнить пример из смежной сферы. С 1898 по 1910 год героин продавался в аптеках как микстура от кашля (в том числе и для детей) и безопасная замена морфия. Потом были открыты и преданы широкой огласке нежелательные побочные эффекты от его приема, и «лекарство» запретили. Производитель – уважаемая фармацевтическая компания – подчеркивал, что если бы пациенты не превышали дозировок и пользовались лекарством сугубо по предназначению, то все было бы хорошо. То есть мы опять же приходим к избитой истине: «Все – яд. И все – лекарство».

Юлия Гагарина,
химик, разработчик косметических средств компании Ecolife (Украина)


Список используемой литературы:

1. Parkin DM, Mesher D, Sasieni P. Cancers attributable to solar (ultraviolet) radiation exposure in the UK in 2010. Br J Cancer 2011; 105:S66-S69.
2. Pfahlberg A, Kolmel K-F, Gefeller O. Timing of excessive ultraviolet radiation and melanoma: epidemiology does not support the existence of a critical period of high susceptibility to solar ultraviolet radiation-induced melanoma. Brit J Dermatol 2001; 144:3:471-475.
3. Green A, Williams G, Neale R, et al. Daily sunscreen application and betacarotene supplementation in prevention of basal-cell and squamous-cell carcinomas of the skin: a randomized controlled trial. Lancet 1999; 354(9180):723-729.
4. Green AC, Williams GM, Logan V, Strutton GM. Reduced melanoma after regular sunscreen use: randomized trial follow-up. J Clin Oncol 2011; 29(3):257-263.
5. Wolff M.S., Teitelbaum S.L., McGovern K., Pinney S.M., Windham G.C., Galvez M., Pajak A., Rybak M., Calafat A.M., Kushi L.H., Biro F.M. Environmental phenols and pubertal development in girls. Breast cancer and environment research program. Environ Int 2015; 84: 174–180.
6. Macías E., González A.M., De Lamas C., Ponce V., Muñoz-Bellido F., Moreno E. Allergic contact dermatitis due to sensitisation to sunscreen in two infants. Allergol Immunopathol (Madr) 2013; 41(6): 419–420.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook