Сьогодні:22 September, 2020

РАБОТАЙТЕ, МЕДПРЕДСТАВИТЕЛИ! ИСПУГАТЬСЯ ВСЕГДА УСПЕЕТЕ

Законотворчество Украины в последнее время часто зеркально похоже на законотворчество России. Причем не всегда за основу берутся лучшие и нужнейшие нормативные акты.

Например, в конце 2011 года Россия отказалась от перехода на зимнее время, и уже 20.09.2011 г. Верховная Рада Украины также отменила переход на зимнее время (хотя дело до конца так и не довела). В прошлом году парламентом Санкт-Петербурга был принят законопроект о запрете пропаганды гомосексуальности среди несовершеннолетних, а 30.03.2012 г. в Верховной Раде Украины оказался законопроект ЗУ «О запрещении направленной на детей пропаганды гомосексуализма». 17.11.2011 года Верховная Рада Украины приняла ЗУ «О выборах народных депутатов», в котором, вслед за Россией, ликвидировали в избирательных бюллетенях графу «не поддерживаю ни одного из кандидатов».

Напрашивается вывод, что некая часть Верховной Рады Украины занимается законотворческой деятельностью, как студенты написанием курсовых и дипломных работ: скачивают из интернета или списывают у тех, кто ближе сидит. Законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ в России был введен список ограничений в работе медпредставителей, в частности, запрет медицинским работникам: получать от компании/представителя компании образцы лекарственных препаратов, медицинских изделий для вручения пациентам; осуществлять прием представителей фармацевтических компаний, производителей или продавцов медицинских изделий; выписывать лекарственные препараты, медицинские изделия на бланках, содержащих информацию рекламного характера, а также на рецептурных бланках, на которых заранее напечатано наименование лекарственного препарата, медицинского изделия; и др (список неполный). В ответ игроки фармацевтического рынка России сегментировались на тех, кто уже запретил медпредставителям посещать врачей в медицинских учреждениях (перенесли акцент на аптеки), и тех, кто пока еще игнорирует подобный запрет и продолжает свою деятельность.

Возникает резонный вопрос: грозит ли подобная практика Украине?

Скорее всего, да. Причем грозит в тот момент, когда институт медицинского представительства переживает не лучшие свои времена: на мировом фармацевтическом рынке в последние годы стало заметно сокращение численности медпредов. Для примера, в США к 2012 г. количество медпредставителей составит 75 000 человек, в то время как в 2006 году их количество составляло 102 000 человек. Вызвано это сокращением доходов крупных игроков рынка, высоким уровнем конкуренции, растущими требованиями к медпредставителям, а также – все более навязчивым контролем государства в отрасли здравоохранения. К тому же, продолжается общемировая практика ограничения контактов медицинских представителей с врачами: в 2006 году в Китае был введен запрет на посещение медпредставителями медицинских учреждений (после резкого снижения качества медицинских услуг общественные организации обратились к правительству с просьбой восстановить доступ медпредставителей к врачам); в Турции в 2000, 2006 и 2009 годах принимали нормативные акты, которые должны были регулировать взаимодействие медпредставителей и врачей, однако они оказались неэффективными; в Польше лимитировали время посещения врачей медицинскими представителями. Подобный опыт был и у Великобритании, Германии, Италии, Испании, Франции, Швеции. В каждом из указанных случаев последствием подобной инициативы было снижение качества медицинских услуг. Значит, взаимодействие «врач – медицинский представитель» шире, чем простая схема продвижения медпрепаратов с сугубо коммерческой целью? По данным исследования ВЦИОМ, медицинские представители являются вторым по важности источником информации о новых лекарственных препаратах после научных симпозиумов и конференций. Важность института медицинских представителей подтверждается не только практическим опытом указанных выше стран (точнее сказать, негативным опытом), но и результатами исследований специализированных организаций. Для примера, если в Украине деятельность медицинского представителя не является профессией, то в Германии она включена в реестр профессий министерства труда.

Есть ли юридические аспекты, которые позволят уйти от требований подобного закона?

Увы, практически нет. В этом можно убедиться самостоятельно, ознакомившись с найденными российскими юристами «лазейками» в тексте закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»:
1. Если медицинским работникам запрещено получать от компании, представителя компании образцы лекарственных препаратов, медицинских изделий для вручения пациентам, то можно получать их не для передачи пациентам;
2. Запрет на осуществление приема представителей фармацевтических компаний, производителей или продавцов медицинских изделий обойти сложнее, но остается возможность – более эффективно использовать собрания и мероприятия, связанные с повышением профессионального уровня медицинских работников;
3. Ответственность за нарушение требований Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» действующим законодательством РФ не предусмотрена – но это, скорее всего, вопрос времени;
4. Контакт с работником медицинской организации, вне осуществления ним медицинской деятельности, не подпадает под действие Закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Как видим, подобные указанные юридические «лазейки» ситуации они не спасают. При оценке возможных последствий от введения в Украине подобных ограничений на работу медицинских представителей следует задуматься о возможных вариантах развития ситуации. Например, учитывая рост значимости торговых сетей в Украине, не следует исключать возможность того, что Украина (в силу стечения обстоятельств) последует примеру Польши и законодательно разрешит продажу безрецептурных лекарственных препаратов через неспециализированные магазины (те же торговые сети). Список соответствующей медицинской продукции каждый год утверждается уполномоченным органом.

Особняком пока стоит вопрос возможной ответственности за нарушение запрета на прием врачом медпредставителей. Однако и здесь украинским законодателям будет где «списать»: Министерство здравоохранения России разместило на своем сайте законопроект, которым предлагается дополнить Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях нормами об ответственности за несоблюдение медицинским работником, руководителем медицинской организации ограничения на прием представителей фармацевтических компаний, производителей или продавцов медицинских изделий. Но на данный момент этот вопрос еще не решен.

Следующий вопрос: кто будет «ловить» и кто будет «наказывать»? Скорее всего, контролирующие функции передадут все той же Государственной инспекции по контролю за качеством лекарственных средств (создавать дополнительную структуру в условиях «дефицита» государственного бюджета было бы неразумно, логичней – добавить обязанностей одной из уже существующих структур). Но процедура должна быть регламентирована, в соответствующие положения должны быть внесены изменения. И уже только в таком качестве, с прописанной процедурой контроля, доказывания и наказания – этот механизм действительно может работать. Но здесь все еще больше вопросов, чем ответов. Таким образом, сценарий украинского «блицкрига» может выглядеть так: а) принятие отдельного закона о запрете взаимодействия врачей с медпредставителями; б) дополнение КУоАПП статьей об ответственности отдельных граждан и должностных лиц за нарушение соответствующих норм; в) выработка процедуры контроля за исполнением. Последний пункт особо важен для практической тактики защиты: необходимо точно понимать, кто конкретно будет дежурить у медицинских учреждений в поисках азартных медпредов – нарушителей? После указанных действий правительства фармацевтическому рынку Украины не останется ничего другого, кроме как искать иные пути продвижения товара. В любом случае, подобная законодательная инициатива сильно ударит по штатам медицинских представителей.

В худшем варианте развития ситуации лучшей возможностью станет привлечение компаниями врачей для участия в специализированных конференциях. Участие в таких мероприятиях врачам необходимо для повышения уровня информированности, образования и дальнейшего карьерного роста. Другой вопрос, что организовываться и оплачиваться подобные конференции будут прямо или косвенно за счет фармкомпаний, и осуществить контроль за данной сферой государству будет несравнимо сложнее. Возможно, именно этот вид продвижения является сейчас наиболее перспективным в разрезе общих законодательных тенденций, и выиграет в сложившейся ситуации та компания, которая попытается занять (или расширить) свою нишу в организации подобных мероприятий как можно раньше.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook