Сьогодні:18 September, 2021
Ноболевская премия

Нобелевские лауреаты фармацевты

А есть за что. Ведь у самого Альфреда Нобеля, который и учредил желанную всеми учеными мира награду, имелись причины нежно относиться к фармацевтической науке. Благодаря открытию лечебных свойств нитроглицерина его удалось спасти от смерти во время одного из приступов стенокардии. И с тех пор серьезные открытия в фармакологии время от времени поощряются заветной премией. И, конечно, успехи коллег дают провизору повод гордиться выбранной профессией. И напоминают о том, что без специалистов, которые изучают, производят и реализуют лекарственные средства, современный мир не смог бы существовать.

Звезды сияют с небес 

После чудесного спасения с помощью нитроглицерина Альфред Нобель все больше увлекался наукой, работал сам и щедро поощрял перспективные исследования молодых ученых, особенно в области фармакологии. То есть можно уверенно утверждать, что вся эта история с Нобелевской премией «закрутилась» благодаря фармакологии. 

Не за что, дорогие представители других сфер деятельности:)

Кстати, факт из биографии меценатствующего изобретателя динамита, возможно, и является причиной, по которой открывают Нобелевскую неделю всегда вручением премии по медицине и физиологии. 

Сегодня фармацевты продолжают совершать великие открытия, о  чем говорят награды последних десятилетий. 

Кто же те самые «суперстар» фармакологии, которые посвятили себя поиску препаратов от страшных болезней века? 

Китайская полынь против малярии 

Миллионы жизней по всему миру спасены благодаря препарату под названием «артемизинин». Его открытие принадлежит женщине-фармакологу с экзотичным для нас именем Ту  Юю. Между прочим, за долгие годы это первый ученый из Китая, награжденный престижной премией (замечательное событие произошло в 2015 г.). Ту Юю

Открытое Ту Юю вещество – экстракт из китайской полыни  – было описано в качестве противомалярийного препарата в III в. Сама Юю была в первую очередь специалистом по традиционной китайской медицине  – ее знакомство с наукой, по собственным воспоминаниям, началось намного позже. 

А как же все так вышло? 

В конце 1960-х годов девушку, которая только что окончила институт, пригласили в специальный партийный отдел. И там она услышала примерно такую речь: «Ту Юю, на тебя полагается сам Великий Кормчий Мао! Наши солдаты гибнут во Вьетнаме от малярии. Ты должна найти средство от этой болезни. Ты же не можешь обмануть доверие Мао!». 

Обмануть такое высокое доверие, конечно, было очень страшно. Но и задача не из простых. Многие уже пробовали найти спасение от малярии, однако потерпели фиаско. Почему же молодому фармацевту поручили такое серьезное дело? Мотивация партийных боссов оказалась интересной: Ту Юю занималась традиционной медициной, и в высоком руководстве решили, что она сможет найти древний рецепт и восстановить его. 

Вскоре Ту Юю вместе с группой молодых ученых отправили на остров Хайнань. И  само задание, и поездка получили статус высшей секретности под названием «Проект 523». 

Сначала муж и четырехлетняя дочь поехали с ней, но потом семья вернулась в Пекин. Ту Юю это не остановило  – работа над препаратом была важнее всего. Много лет спустя она рассказала, что когда появилась дома, то дочь ее не узнала. 

«Зато благодаря препарату удалось спасти много жизней, в  том числе и детских», – в оправдание говорила Ту Юю. 

Работа продвигалась непросто. Вместе со своими помощниками будущий Нобелевский лауреат исследовала более 2000  растений и смесей – все впустую. Но однажды в руки ей попал трактат IV в. В нем обнаружились записи, согласно которым далекие китайские предки в качестве лекарства от малярии применяли полынь. На радостях ученые начали экспериментировать с растением, но безрезультатно. полынь

Тогда Ту Юю снова перечитала судьбоносный отрывок из древнего лечебника и поняла, в чем ошибка: они кипятили настой, в  результате чего полынь теряла свои свойства. Она добавила эфирный растворитель, который закипает при 350 С, – и все получилось! 

Первые эксперименты на мышах подтвердили выздоровление от малярии на 100  %. И, будучи истинным ученым, Ту Юю сама приняла приготовленный настой, дабы убедиться в том, что он безвреден. 

Однако оставался открытым вопрос увеличения концентрации активных компонентов для более сильного эффекта. Ту Юю отправилась в экспедицию по провинции Сычуань, где росла полынь с наивысшей концентрацией активного вещества. Ученые выделили его и получили в очищенном виде. Из него и были изготовлены первые таблетки артемизинина. 

Но даже после этого выздоравливали почему-то не все пациенты. Вскоре Ту Юю обнаружила причину «капризности» препарата: таблетки производились на старом оборудовании. И когда артемизинин начали выпускать в капсулах, эффект от него возрос в десятки раз.

Новый препарат широко применялся в Китае с 1980 года. Но в мире о нем узнали лишь через несколько лет, когда появились первые публикации за рубежом. Шифруя секретный «Проект  523», партийные боссы отовсюду убрали имя его создательницы. Только через 30 лет Ту Юю получила за свое открытие сначала премию Ласкера в США, а в 2015 году – наконец-то и Нобелевскую премию. 

О  последнем событии, кстати говоря, Ту Юю узнала из выпуска новостей. И  была очень удивлена! Ведь с момента открытия прошло без малого 40 лет. Заслуженные почести женщина-фармаколог получила только в 84 года. открытие лекарства против малярии 

Власти Китая решили устроить в ее родном доме в городе Нинбо музей Ту Юю. Вся страна была готова носить свою героиню на руках. 

Но для самой Ту Юю, по ее признанию, важнее было то, что артемизинин уже давно использовался в мире и спасал человеческие жизни. 

К слову, за последние 12 лет, по оценке Фонда Билла и Мелинды Гейтс, смертность от малярии сократилась на 42 % – это несколько сотен тысяч человеческих жизней в год. Совсем молодых жизней – 77 % смертей приходится на детей до пяти лет. Можно прикинуть, сколько пользы человечеству принесла Ту Юю и ее коллеги. 

Аспирин, простагландины и болезни сердца 

Еще одна несомненная «звезда» и Нобелевский лауреат от фармации – Джон Вейн. В детстве он так мечтал стать химиком, что родители даже оборудовали для него мини-лабораторию. Но, поступив в Бирмингемский университет, Джон вдруг охладел к химии. И когда профессор Гарольд Берн предложил заняться фармакологией, охотно согласился. Позже Джон Вейн говорил, что этот шаг был самым важным в его карьере. Джон Вейн

Вейн был весьма яркой личностью  – искателем, создателем и первопроходцем. Всегда умел найти нестандартные решения. Также отличался способностью к экспромтам. К примеру, в какой-то момент он решил, что в США его карьера будет развиваться быстрее, и уехал туда, где стал помощником профессора в Йельском университете. Потом вернулся в родную Британию уже в качестве старшего преподавателя. Блестяще читал лекции в Институте фундаментальных медицинских исследований при Королевском колледже хирургов. Но когда ему предложили заняться экспериментальной фармакологией, не стал отказываться. Именно этот период работы на кафедре экспериментальной фармакологии стал звездным для Вейна. Он разработал каскадный суперфузионный биоанализ – метод, позволяющий измерять биологические эффекты нескольких веществ одновременно в параллельных тестовых системах. А  также серьезно занялся гормоноподобными веществами простагландинами. 

Вейн обнаружил, что некоторые разновидности простагландинов оказывают совершенно разное влияние на сосуды – одни их сжимают, другие расширяют. И  тому, и другому свойству простагландинов позже было найдено сенсационное применение. 

аспиринВ это же время Вейн в связи с изучением простагландинов выявил дополнительные свойства… ацетилсалициловой кислоты. На тот момент врачи во всем мире уже 80 лет как применяли аспирин, не зная обо всем его потенциале.

В  ходе экспериментов Джон Вейн понял, что аспирин может снижать тромбоз коронарных артерий. Также в своей работе он обосновал, почему аспирин уменьшает боль и снижает температуру, подавляя образование простагландинов. 

В 1973 году ученый исследовал простациклин  – сосудорасширяющее вещество. В результате открытий Вейна теперь простациклин используют во время операций на открытом сердце в аппаратах, сохраняющих кровообращение. 

Работая над препаратами от стенокардии, Джон Вейн верил, что его последователи найдут новые эффективные средства против сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы. А сам мечтал изобрести лекарства, которые помогут бороться с возрастными заболеваниями. 

Нобелевскую премию Джону Роберту Вейну присудили за революционное открытие в области простагландинов в 1982 году. Огромная его ценность в том, что врачи и фармацевты смогли наконец-то понять природу стенокардии и сердечно-сосудистой патологии и научиться держать их под контролем. 

Последние годы жизни Джон Вейн провел в кругу семьи. Хотя до самого конца планировал вернуться в науку, чтобы изобрести лекарство от старости.

Что еще новенького?

Накануне Нобелевской недели научное издание Inside Science в числе возможных претендентов на фармакологического «Нобеля» назвало и других ученых. Так, в 2019 году учеными Вашингтонского университета был внесен значительный вклад в изучение генов рака молочной железы. Нобель

Ученые из университета Рокфеллера и университета Гейдельберга выяснили, как выращивать вирус гепатита С в клеточных культурах, прокладывая путь к разработке новой группы высокоэффективных противовирусных препаратов. 

Все эти открытия позволяют предположить, каким будет аптечный ассортимент через 5-10 лет, и дают надежду на появление эффективных лекарственных средств для лечения самых сложных заболеваний.

Шанс на выживание 

Еще одна коллега, которой весь фармацевтический мир может по праву гордиться,  – Гертруда Элайон. Как и Джон Вейн, начинала она химиком. Но грянула Вторая мировая война, и Гертруде предложили место ассистента известного химика-фармаколога Джорджа Герберта Хитчингса. 

Работа была далеко не самой простой. Юной Гертруде пришлось быстро осваивать цитологию, микробиологию, вирусологию. Но дело пошло, она даже начала писать диссертацию. 

Вскоре Гертруда Элайон стала соавтором работ своего учителя Джорджа Хитчингса. Вместе они решили разработать препарат, который смог бы остановить рост клеток раковой опухоли. Ученые трудились несколько лет и в итоге добились результата. Элайон и Хитчингс разработали средство, которое успешно лечило лейкемию у мышей. Впереди забрезжила надежда на создание препарата для людей. 

Полученное в итоге лекарство от лейкемии Гертруда усовершенствовала, и его начали использовать в химиотерапии. Препарат не стал панацеей, но благодаря ему у многих людей появился шанс выжить. 

Однако Гертруда Элайон недолго почивала на лаврах. Именно ей мы обязаны тем, что на аптечных полках сегодня есть ацикловир для лечения герпеса. 

Чуть позже она сфокусировалась на поиске средства против СПИДа. И  предложила иммуностимулирующий препарат, который поддерживает людей с синдромом приобретенного иммунодефицита. 

За выдающиеся заслуги в области фармакологии в 1988  году Гертруда Белл Элайон и ее коллеги Джордж Герберт Хитчингс и ученый-фармаколог Джеймс Блэк получили Нобелевскую премию по медицине и физиологии.исследования

Элайон стала первой женщиной, которая была введена в Национальный зал славы изобретателей. Многие годы сотрудничала с  ВОЗ. Обратная сторона успеха: знаменитая женщина-ученый посвятила свою жизнь поиску спасительных препаратов. Она так и не вышла замуж, не стала матерью. Но нельзя поспорить с тем, что ее выбор спас много жизней. Гертруда Элайон

В фокусе – рак и анемия 

А как обстоят дела сегодня? 

Вопреки иллюзии, что сегодня вся фармацевтическая наука перешла на создание генериков, и  развития почти нет, наука все же не стоит на месте. Об этом говорят выдающиеся открытия, отмеченные Нобелевской премией в 2018– 2019 годах. 

В частности, японским ученым Тасуку Хондзе, профессором университета Киото, и его американским коллегой Джеймсом Эллисоном был разработан революционный препарат, способный побеждать рак. В  эффективности нового лекарственного средства успел убедиться бывший президент США Джимми Картер, которому в 2015 году поставили страшный диагноз – меланома, причем опухоль уже бросила метастазы в мозг. Тасуку Хондзе

Однако примерно через год он сам торжественно объявил, что болезнь побеждена и в дальнейшем лечении больше нет необходимости. 

Суть открытия заключалась в том, что ученые впервые мобилизовали на борьбу с болезнью внутренние ресурсы человека  – его иммунную систему. По непонятным причинам сама она активно бороться с раковыми клетками не желает. Однако Эллисон и Хондзе сумели понять, как действует этот механизм торможения: они открыли белки, препятствующие иммунной системе вступать в схватку с раком. И получили высшую научную награду в своей области – Нобелевскую премию по медицине и физиологии за 2018 год. 

Первоначально препарат было разрешено использовать только против неоперабельной меланомы с метастазами, что и спасло жизнь экс-президента Картера. Однако постепенно круг заболеваний расширился, и теперь лекарство профессора Хондзе в Японии можно применять для лечения уже семи видов рака.

Буквально два месяца назад, 7  октября 2019 года, была вручена Нобелевская премия трем ученым – Уильяму Дж. Келину-младшему, сэру Питеру Дж. Рэтклиффу и Греггу Семенце «за их открытия того, как клетки чувствуют и приспосабливаются к наличию кислорода». Сделанные ими открытия проложили путь к многообещающим новым стратегиям борьбы с анемией, раком и многими другими заболеваниями. 

*** 

В  преддверии Нового года принято подводить итоги. Часто в этот период задумываемся мы и о выборе карьеры, который сделали однажды, – сами или с помощью близких. Иногда размышляем над тем, правильно ли поступили. Но когда узнаем больше об удивительном мире фармации, частью которой когда-то стали, о том, как она меняет жизни людей с серьезными заболеваниями, как переводит их из статуса «неизлечимые» в поле исцеления, осознаем, что давать людям надежду на жизнь, помогать сохранить здоровье  – самая благородная миссия на земле. И спасибо фармацевтам – Нобелевским лауреатам за то, что питают и поддерживают это прекрасное ощущение – гордость за свою профессию. 


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook