Сьогодні:12 April, 2021

Второй шанс

Читать часть 1

Родители всегда учили Катю, что нужно поступать правильно. Отвечать за свои слова, выполнять взятые на себя обязательства, работать на совесть – видимо, благодаря вложенным в детстве в ее голову ценностям она и добилась уважения руководства, смогла стать неплохим (да что там скромничать, хорошим) провизором. У нее был пул своих клиентов, и с каждым днем они прибавлялись. Люди к ней тянулись, и она старалась не обмануть ничьего доверия, даже если речь шла о выборе аспирина или горчичников. И, конечно, не могла переступить через свои принципы в таком серьезном вопросе, как отношения с мужем. Они с Артемом вместе не первый год, и что же она будет за жена, если бросит его в трудную минуту? Катя запрещала себе думать о Павле, хотя иной раз, спеша на работу, ловила себя на том, что вспоминает его карие глаза, фантазирует о том, что было бы, если бы… Интересно, устроился ли он врачом в частную клинику, как собирался? Они давно не виделись, и кто бы мог подумать, что она будет скучать по визитам назойливого медпредставителя? В тот день в кафе, когда Павел признался ей в своих чувствах, Катя потерялась. Но когда поняла, что он в курсе ее брака, но все равно не намерен тормозить на повороте, включила оскорбленную невинность. Ухватилась за нее, как за спасательный круг.

«Извините, Павел, для меня это неприемлемо», – так она тогда сказала. Он не смог скрыть своего огорчения, но сразу же торопливо начал извиняться, объяснять, что не хотел ее оскорбить. Катя не стала продолжать разговор и ушла. Попросту сбежала. Потому что его внимание ей было слишком уж приятно. А дома ждал Артем. Все такой же несчастный, в обнимку с телевизором, по которому шли политические новости. «Гондурас в огне, жизнь тяжела, в этой стране ничего не добьешься, кому мы нужны… А ты, кстати, Кать, что купила на ужин? Какая же ты у меня умница!».

Артем обнял ее, прижал к себе, но Катя с удивлением обнаружила, что не чувствует ничего. Раньше одного прикосновения его рук хватало, чтобы коленки мелко задрожали, голова кружилась, а в глазах темнело. Но сейчас ладонь мужа казалась какой-то мягкой, будто бы ватной. И весь он словно перестал быть для нее опорой, превратился в большую плюшевую игрушку, слишком рыхлую и неустойчивую, чтобы удержать ее от падения, если вдруг споткнется и схватится за него. И спустя неделю это ощущение никуда не делось. Катя думала о своей жизни, механически отпуская препараты и с неосознанной надеждой поглядывая на дверь.

– Что-то давно к нам Павел не приходил, – попивая чай во время перерыва, заметила как-то Галя. – Наверное, их контора свернула лавочку в Украине. И с блеснувшим в глазах любопытством быстро посмотрела на Катю. Та с насмешливым пониманием улыбнулась в ответ и вдруг не удержалась:

– Надеюсь, Галочка, розы тебе понравились. Какого хоть цвета были?

– Какие еще розы? Ты о чем? – но покрасневшие до состояния вареной свеклы щеки выдали первую красавицу их аптеки с потрохами. Катя ничего не ответила, лишь покачала головой со смесью печали и разочарования и ушла в торговый зал. После этого эпизода микроклимат в коллективе неуловимо изменился. Галя теперь пила чай с другими коллегами, все они поглядывали на Катю и о чем-то шептались. Наконец, однажды, когда ей было по пути с сотрудницей Томой, та не выдержала и спросила:

– Так, ладно, не могу больше! Что там за история с цветами и нашей Галиной? А то она какой-то бред транслирует, я ничего не понимаю… И Катя неожиданно для себя рассказала ей все. К концу рассказа, когда обе они уже полчаса кружили вокруг троллейбусной остановки, пряча глаза, поинтересовалась:

– Ты, наверное, считаешь меня совсем бессовестной. Но я не могу выбросить его из головы.

– С чего ты взяла, что я буду тебя осуждать? – с тонкой мудростью усмехнулась Тома. – Да и что такого ты сделала? Ну, понравилась мужчине. Ну, поухаживал он немного. Слышала бы ты версию Гали… Хотя лучше тебе не знать. А что касается Павла твоего, так в тот день любая была готова влюбиться в него, так красиво он бабушке помог.

– Я просто не знаю… Я же замужем, – в растерянности повторила Катя, зачем-то крепко сжимая сумочку в руках.

– Ладно, кажется, ты уже дозрела, чтобы я сказала тебе все, как есть, – решительным тоном заявила Тома и всем корпусом повернулась к Кате. – Жизнь у нас одна. И никому ты ничего не должна. Артему очень уж удобно за твоей юбкой стало, он за ней от жизни прячется, от необходимости что-то решать, действовать. И куда вас это ведет?

– Но разве ты сама не думаешь, что сделала ошибку, расставшись с мужем? – робко задала Катя давно мучающий ее вопрос. Тома, улыбаясь, покачала головой:

– Поначалу – да, корила себя. Очень было больно, когда он нашел другую, завел ребенка. А потом успокоилась. Какое-то время вообще никаких мужиков не хотелось – знаешь, такое легкое ощущение полной свободы! Делаешь только то, что сама хочешь, ни от кого не зависишь. А сейчас вот наконец-то почувствовала, что готова идти дальше. Встречаюсь с чудесным мужчиной, между прочим. И, знаешь, чувствую себя живой! Впервые за много лет.

Они с Томой давно разъехались в разные стороны, а у Кати все не выходила из головы ее последняя фраза. Как это – чувствовать себя живой? И когда она в последний раз испытывала это ощущение? Вернувшись домой, она сняла пальто, посмотрела еще раз на старенькие сапоги, которые надеялась доносить еще один сезон, пока окончательно не развалились, и решительно прошла в зал, где картина была закостеневшей в своем постоянстве – недовольный муж с пивом перед телевизором. Остановилась в дверях и, скрестив руки на груди, уверенно произнесла:

– Артем, нам нужно поговорить…

***

Прошло больше месяца. Катя заполнила свою жизнь новыми увлечениями, ходила на мастер-классы – все, какие ее интересовали (оказывается, на себя одну зарплаты ей более чем хватало), купила новые сапоги и платье, записалась на аквааэробику. Собственно, последнее хобби вынудило ее обратиться в клинику – нужно было пройти обследование и получить справку, и Катя выбрала частный медицинский центр, где все будет быстро и надежно. А затем просто стала столбом, когда на ее стук в дверь и вежливое «Можно?» откликнулся знакомый голос.

В белом халате он выглядел совсем иначе – серьезно и представительно. И, кажется, тоже был очень удивлен их встрече. Катя, все еще держась за дверь, звонко рассмеялась:

– Нет-нет, вы меня обследовать точно не будете!

– Вы мне не доверяете? – улыбнулся он так дружелюбно, будто и не было неловкого разговора в кафе и сумбурного прощания.

– Почему же, просто мне кажется, это неэтично, – с интересом заулыбалась она в ответ.

– Покажите анализы и заключение дерматолога, и можете не раздеваться, – спокойно отозвался Павел. Она протянула ему бумаги и увидела, как карие глаза ее тайного увлечения округляются. Проследила за его взглядом – конечно же, кольцо. Точнее, его отсутствие. Павел поднял голову и с плохо скрываемым волнением спросил:

– Екатерина Васильевна…

– Да, Павел, – начиная в свою очередь слегка нервничать, отозвалась Катя.

– Вы… Может быть, я ошибаюсь, но… Вы теперь свободны?

– Да, – прямо ответила она. – А вы?

– Конечно. Все еще думаю о вас, – обезоруживающе улыбнулся он.

– Правда? – недоверчиво сощурилась Катя, радуясь про себя, что надела сегодня новое платье и привела в порядок волосы, перед тем как прийти сюда. – Что-то я давно вас не видела.

– Вы мне все очень доходчиво объяснили. Но теперь, как я понял, ситуация изменилась?

– Теперь можете попробовать еще раз, если хотите, – она посмотрела на него взглядом, лучше всяких слов говорящим, что портал открыт. И Павел все правильно понял:

– Катя, могу я пригласить вас завтра на ужин?

– Можете, Павел, – радостно улыбнулась она. – Но у меня есть два условия.

– Какие же? – заинтересовался он.

– Первое: я хочу все-таки получить свои розы.

– Это даже не обсуждается, – ровным тоном уверенного в себе мужчины отозвался бывший медпредставитель. – А второе?

– Я не позволю вам смотреть мои анализы еще до первого свидания. Как-то это чересчур интимно.

– Не поспоришь, – они оба засмеялись, и Павел, смотря ей в глаза особенным глубоким взглядом, будоражащим фантазию голосом произнес:

– Я заеду за вами на работу завтра в шесть.

Катя радостно кивнула. Когда она вышла из дверей медицинского центра, пошел снег. Крупные фигурные снежинки падали ей на нос, таяли на ресницах, стекали в капельки по горячим ладоням. И Катя с детским восторгом подумала, что в этот новый год она идет, оставив все старое позади. И, пожалуй, не придумаешь лучшего времени, чтобы дать себе второй шанс.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook