Сьогодні:21 September, 2020

Весенний роман

Рядом с ним было спокойно. Наверное, это первое, что поразило Олю. Не серые глаза, глубокие и наполненные мягкой мудростью. Не статная, подтянутая, слегка худощавая фигура мужчины, который привык следить за собой. Не даже его обаятельная улыбка. Спокойствие. Когда он был рядом, казалось, что все сомнения и тревоги, которые так мучили Олю, буквально взрывали ей голову изо дня в день, – просто житейские мелочи, и не стоит на них тратить энергию.

Поначалу у нее не особо хорошо получалось. Слишком много советов от Инны, Тани, мамы, других сердобольных и неравнодушных. Но каким-то непостижимым образом он на ходу сканировал каждый ее вопрос, и если это была чужая заготовка, начинал насмешливо улыбаться.

– Знаешь, я так удивилась, когда ты сказал, что работаешь военным провизором. Мне кажется, нужно быть настоящим героем, чтобы решиться на такую работу, – повторила Оля слова мамы.

– Не знаю, Оленька… Герой – да нет, это не о нас, а о ребятах, которые там воюют, – недоуменно пожал плечами Алексей. – Просто делаем свою работу, как и ты в аптеке.

– Да, но… Это совсем другое, – Оля запуталась, не знала, на что опереться – он слишком нравился ей, больше, чем она ожидала. И эта его добродушная уверенность заставляла робеть. Нервно поправила светло-каштановые волосы (хорошо хоть лежат сегодня нормально, целый час над ними колдовала!), попутно вспомнив, как подруга Инна в сомнении высказывалась: «Олька, ну лапша на уши – слов нет! Какой еще военный провизор?! Сочинил, чтобы придать весу в глазах очередной дурочки. Ты как маленькая!». И, поморщившись от неприятного воспоминания, ровно поинтересовалась вслух:

– А что именно ты делаешь? Наверное, тяжело приходится в зоне АТО?

– На самом деле мы в основном работаем в тылу и в госпитале. Тяжело – да, есть такое дело. За день не всегда найдешь время перекусить. Разгрузка, погрузка, коробки, лекарства, шприцы… Только отправили на «вертушку», снова приказ – подъем, раненых привезли… В общем, не хочется сейчас обо всем этом говорить. Работа как работа. Нормальная. Ответь лучше ты на один вопрос.

– Какой? – насторожилась Оля: в голове проносились самые разные сценарии, но Алексей ее удивил. Нагнувшись чуть вперед, так, чтобы быть ближе к ней, он с неподдельным интересом спросил:

– Что хочешь знать именно ты? Не твои подружки, не знакомые, с которыми ты говорила обо мне. Ты.

– С чего ты взял, что… – начала было возмущаться она. Алексей широко улыбнулся и мягко перебил:

– Когда ты вспоминаешь чужие советы и мысли, сразу начинаешь хмуриться. Получается мило, но мне больше нравится видеть твою улыбку.

– Ты такой внимательный, – с иронией отозвалась Оля, подчеркивая, что это не комплимент.

– Профессиональная привычка, – отбил подачу Алексей. – Так что? Дальше экзамены будут?

– Я еще даже не начала, – на автомате отозвалась Оля и сама себя испугалась: как получается, что она ведет себя с ним так раскованно? До сих пор спокойно Оля не чувствовала себя… ни с кем. Она даже выпрямилась на стуле от этой внезапной мысли и пытливо всмотрелась в серые глаза, которые были так близко, вот здесь, напротив.

– Ну, так я весь во внимании, – подбодрил Алексей и снова улыбнулся с таким видом, словно не сомневался в себе ни секунды.

– Тебе понравилось мясо по моему рецепту? – вдруг спросила Оля. Он непонимающе сощурился, и она уточнила. – Та тушеная говядина, помнишь? Ты говорил, что пытался его приготовить.

– Очень вкусно, хотя я люблю класть больше специй, – честно ответил он.

– Ты думаешь, у нас что-то получится? – без всякого перехода задала она главный свой вопрос. И не удержалась от уточнения. – Я такая, как ты себе представлял?

– Намного лучше, красавица, – она вздрогнула, услышав это его излюбленное словечко. Произнесенное вслух, оно звучало куда мягче, чем в голове у Оли, когда она читала его послания, и не несло никакого пошлого подтекста, как она нафантазировала себе когдато. – И отвечая на твой первый вопрос: да, думаю, у нас есть шансы. А ты? Оля смущенно улыбнулась и негромко отозвалась:

– Посмотрим. ***

Теплый ветреный вечер, звездный геометрический рисунок в небе, тепло его рук, которое все еще ощущалось на ее плечах, хотя вот уже десять минут как он ушел… А Оля все сидела на балконе, обняв себя руками, и мечтательно повторяла про себя его слова: «Ты лучше всех на свете, потому что ты настоящая». Она понимала, что это значит. За два месяца его отпуска, который прошел, как в пьяном дурмане, успела достаточно изучить своего военного провизора. Ему не нужны были игры. Он не искал женщину, которая будет умело кокетничать и хлопать ресничками или собьется с ног, пытаясь ему угодить. Наверное, после всего, что Леша видел в своей жизни, на первый план выходят другие вещи. Искренние отношения с настоящими людьми.
Рядом с ним она изменилась. Перестала бояться высказывать свое мнение и начала отфильтровывать чужое. Началось все во время разговора с подругой Инной. После очередной порции «полезных» советов («а вдруг он аферист, и ему нужна твоя квартира», «а что ты вообще о нем знаешь», «будь осторожна», «поройся у него в мобильнике») Оля поняла, что ее терпение лопнуло. И когда подруга совсем вошла в раж, с милой улыбкой перебила:

– Инночка, что мы все обо мне да обо мне… А у тебя самой все в порядке? Как там Женя, больше не пьет? Инна запнулась, словно внезапно проглотила жирного шмеля. Прямо на глазах ее щеки залило пунцовой краской. А затем вдруг полился водопад слез:

– Олька, уже не знаю, что мне делать… Кодироваться не хочет, все деньги пропивает! Знаешь, когда слушаю про тебя и твоего Алексея, просто не верится, что такое бывает! Как в сказке какой-то. И умный он, и с юмором, настоящий мужик! Сказал – сделал! А мне за что все это?!

Оля успокаивала подругу, внимательно слушала ее рассказ о наболевшем, одновременно осмысливая новый поворот в их отношениях. Нет, никто больше не будет обращаться с ней со снисходительной жалостью. Леша есть, и он принадлежит только ей одной. Но отпуск закончился. Долг снова позвал его на опасную службу.

– Я скоро вернусь, – так шепотом уговаривал он, целуя лицо Оли без остановки и снова и снова вытирая теплой ладонью ее слезы. – Это ненадолго, всего несколько месяцев нам с тобой продержаться, красавица.
– Ты этого не знаешь, – горько всхлипывала она. – Ты просто меня успокаиваешь.

– Мы что-нибудь придумаем, – с силой возражал он. – Ну же, улыбнись. Хочу взять с собой твою улыбку. Поезд постепенно растворялся вдали, и наблюдая за ним, Оля приняла решение.

***
– Склад у нас здесь, – Екатерина Анатольевна, суровая женщина с добрыми глазами, обвела рукой небольшое подвальное помещение. – Все лекарственные средства нужно разложить по правилам хранения, но сначала пересчитать и сверить с накладными. Будь очень внимательна, сама понимаешь, как это важно.
Оля поспешно кивнула и сразу взялась за работу. Процесс затянул ее с головой. С тех пор, как она прошла курсы переквалификации и стала участвовать в лекарственном обеспечении раненых, постоянно ловила себя на мысли, что никогда еще не чувствовала себя такой нужной. Теперь Оля понимала, почему Леша выбрал эту работу. Не все легко приняли ее решение. Мама, конечно, впала в истерику, отговаривала, как могла. Но за то время, пока рядом был любимый мужчина, Оля научилась быть твердой и слушать прежде всего саму себя.

– Девочки, ну что тут у нас… – звучный мужской голос вдруг оборвался.

А затем, хрипло и взволнованно: – Оленька, ты?! Она обернулась, вскрикнула и в сиреневом тумане своих эмоций не заметила, как оказалась в его руках.

– Это правда ты? – он целовал ее, как безумный, не беспокоясь о том, что ктото войдет и увидит. – Что ты здесь делаешь, безумная девчонка?

– Я хотела быть рядом с тобой, – почти одним дыханием ответила она.

– Знаешь что, – он чуть отодвинулся и улыбнулся ей с бесконечной нежностью. – Мне так кажется, мы уже достаточно друг к другу присматривались. Выходи за меня замуж, красавица. Оля счастливо улыбнулась, но не смогла удержаться от подколки в их стиле:

– Что, нужно было приехать сюда, чтобы ты мне это предложил? Он с улыбкой покачал головой и ответил:

– Я просто понял, что твой номер в моем телефоне оказался неслучайно. Его туда вбила судьба.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook