Сьогодні:18 September, 2020

Валерий Кидонь: «Будущее за качественной услугой»

Команда компании «Агентство Медицинского Маркетинга» постоянно расширяется и пополняется новыми экспертами. Конечно, только самыми лучшими. О том, насколько бесконечной может быть тема управления процессом оказания услуги в фармацевтике и медицине, что такое увлечение фармбизнесом, а также, какие новые направления будут развиваться в компании, рассказал специально для читателей журнала «Рецепты аптечных продаж» директор по развитию компании «Агентство Медицинского Маркетинга» Валерий Кидонь.

– Валерий Павлович, вы по образованию врач. Как оказалось, что вы стали заниматься фармацией?

– Я прошел 10-летний путь в медицине в качестве врача, но фармацевтика меня привлекла новыми возможностями в менеджменте. Сам я харьковчанин, окончил Харьковский медицинский институт, работал кардиологом-реаниматологом в НИИ Терапии АМН Украины. Но наступил момент, когда я понял, что нашей медицине не хватает квалифицированного менеджмента, и я решил попробовать заняться этим новым направлением, поскольку в Украине неплохие врачи, умеют лечить, но совершенно не понимают, как этим всем управлять. С фармацевтическим миром я столкнулся в качестве исследователя, когда в Украине начали проводить серьезные клинические испытания иностранных препаратов. Я тогда узнал много нового, в частности понял, как вообще формируются принципы доказательной медицины, которой учат в зарубежных медвузах. Было приятно ощущать себя причастным к чему-то такому большому, всемирному, глобальному. Вот с тех пор я стал болееменее разбираться в лекарственных препаратах, и мне очень хотелось, чтобы те препараты, которыми лечатся украинцы, были ничем не хуже тех, которые используют в США, Японии или странах Западной Европе. Можно сказать, что увлечение изучением клинического действия лекарств изменило мою жизнь. Меня пригласила на работу немецкая фармацевтическая компания «Берингер Ингельхайм» в качестве медицинского представителя. Здесь надо сделать отступление: реальность того времени – это середина «девяностых», когда внезапно оказалось, что доктора выписывают своим пациентам несуществующие в украинских аптеках лекарства. Назначение врача есть, а лекарств нет. Препараты исчезали из аптек с какой-то невероятной скоростью, вместе с тем на рынке появлялись как зарегистрированные, так и нелегальные препараты мутного происхождения. Аптеки лишь начинали приватизироваться и аптечный ритейл только становился на ноги. Это чтобы понимать, в каких условиях приходилось работать. Время было удивительное и интересное. Представляете, я в Харькове с позиций взрослого врача-кардиолога с зарплатой в двадцать долларов перехожу на должность в «Берингер» уже с зарплатой в четыреста. Мне дали машину, компьютер, телефон… Я чувствовал, что все, жизнь удалась.

– Как же вы оказались в Киеве?

– Через год моя идиллия в Харькове закончилась, руководство компании пригласило меня в столицу на повышение, после чего пришлось переехать вместе с семьей в Киев, чтобы руководить такими же сотрудниками, как я на прошлой позиции. Уходил из компании я уже через 9 лет с должности главы представительства компании по Украине и Молдове.

– Отличное ведь место, почему решили уйти?

– Классика советского представления о карьере – от станочника до директора завода. Помните, как в фильме «Москва слезам не верит»? Стабильность, рост, не сходя с одного места. Это в СССР. Весь мир мыслит несколько иначе. Он думает проектами. Взял человек проект, ведет его до какой-то отметки, получает от этого желаемое, доводит до оговоренной точки – и берет новый проект. И так все время, обновляясь и развиваясь. Я осознал тогда, что мне, в принципе, все равно, чем управлять в сфере здравоохранения, и я стал руководить частной акушерско-гинеколоичекой клиникой «Исида». Мне тогда все говорили: «Как ты можешь? Ты же не гинеколог!». На самом деле частное медицинское учреждение ничем не отличается от любой другой организации, если речь идет об управлении. Законы управления одинаковы в любом бизнесе.

– Но и этот проект закончился?

– Да, я провел там реорганизацию, после окончания занялся консалтингом, до сих пор это меня приводит то в одну, то в другую компанию. Проектов у меня за плечами много: я работал и в нашей стране, и в России, стажировался в Германии, США, Австрии, Швейцарии, Турции, Польше по разным проектам, открывал клиники, писал проекты, внедрял системы стандартизации… Участие в множестве разных проектов нравится мне тем, что я получаю самый разный опыт и расширяю кругозор. Сейчас вот меня очень увлекает тема аптечных сетей, их маркетинга и создания ценности для покупателя. Аптеки – совершенно живые организмы, там масса возможностей для привлечения и удержания клиента.

– Почему вы решили связать свой нынешний этап работы и карьеры именно с компанией «Агентство Медицинского Маркетинга»?

– Мне всегда нравились компании, которые занимаются больше, чем одним направлением, а тем более, если это комплекс. И для меня работать в «АММ» интересно во всем том, чем эта компания занимается и что мне близко, – а это проекты с медиками и фармацевтами, в то же время направления работы «Агентства» не исключают проектов с такими крупными сферами, как диагностика, лабораторная диагностика и обучение менеджмента в здравоохранении. Есть даже такие интересные, глубокие группы для работы, как медсестры и семейные врачи. Название у компании очень емкое и широкое, и отражает тот факт, что она может работать по всем перечисленным направлениям и постоянно развиваться в сторону новых. С директором компании «Агентство Медицинского Маркетинга» Юрием Чертковым мы знакомы давно, и мне нравится его подход к делу. Собственно, этот подход виден по самой компании: умение работать в глубину, ширину, вверх, в стороны, долгосрочность такой работы, заточенной под потребности клиента и сервис – все это определенно присуще его компании. И эта компания как проект может существовать очень долго – пока будет идентифицировать потребность клиента и удовлетворять ее. Мы прекрасно понимаем, что в ближайшее время не исчезнут болезни, лекарства, диагностика, не закончатся нужды пациентов, врачей, провизоров и так далее. И в этом смысле отдельной строкой можно отметить, что «АММ» работает не только системно, но и позитивно, и всем своим непростым направлениям работы придает какую-то такую улыбку, надежду, позитив, насколько это возможно. И на мой взгляд, это хорошо – я терпеть не могу работать в компаниях, где грусть, тоска, безнадежность и негатив.

– Если говорить о фармацевтическом направлении «АММ», что будет находиться в вашем ведении?

– Я принимаю участие в создании и внедрении системы под названием «Академия непрерывного фармацевтического обучения» (АНФО). Это дистанционное обучение фармацевтов, я имел опыт работы с такой системой, когда работал в аптечной сети. Могу сказать, что за этим направлением будущее. Дистанционное обучение становится сейчас все более эффективным и востребованным. И главное, что оно важно всем – и пациентам, и работникам аптек, и собственникам сетей. В процессе дистанционного обучения всей сети выравнивается система пониманий и знаний всех ее сотрудников. Они начинают говорить на одном языке, одинаково реагируют на вопросы покупателей, подводятся к общей стандартизации и единообразию. Как бы мы ни говорили, что каждая аптека – это отдельное аптечное образование, но все-таки это часть системы. И каждый сотрудник системы должен одинаково четко понимать все процессы, общение с клиентом, ведение пациента, вопросы фармопеки, принципы аптечного маркетинга, законодательство, регуляторные изменения, которые происходят постоянно. Кроме того, благодаря нашей системе руководитель сети сможет получать объективные данные об уровне компетентности своего коллектива. А сотрудники получат возможность обучаться быстро, легко, интересно и без утомительных затяжных сессий. Я уверен, что эта система окажется революционной на рынке. Мы запускаем ее уже в августе этого года, и надеемся, что скоро начнем пожинать плоды качественного и непрерывного обучения наших фармацевтов и провизоров.

– Вы также упомянули тему семейной медицины. Она уже который год вызывает множество мнений и у всех на слуху. Что вы сами об этом думаете?

– Моя работа в «АММ» будет связана с такой категорией, как обучение семейных врачей. На сегодняшний день мы имеем такое представление о врачах, которое было принято в Советском Союзе, но не во всем цивилизованном мире. Почему-то так получилось, что в нашей стране востребованы узкие специалисты. То ли их было легче готовить, то ли во всем виновата принятая тогда система Семашко, когда каждый врач лечил только свою часть, не глядя на другую. Не знаю. Но меня, конечно, расстраивает, что с тех пор повелось, что выпускник сразу идет в узкие специалисты и, в конечном итоге, не обладает тем количеством знаний, которое позволило бы ему видеть целый комплекс проблем у пациента, а не только по отдельности: кардиологическую, неврологическую или урологическую. И только когда Украина стала «поворачиваться» в сторону рыночной экономики, развиваться по принципам цивилизованного мира, в нашей стране мы начали понимать, что такое семейная медицина. Потому что это принято и востребовано в мире. Семейные врачи – так называемые «family doctors» или, как говорят в Польше, «врачи первого контакта» – начали приходить в Украину, но пока остаются не слишком обученной группой, с которой надо и можно работать. Важно понимать, что правильный семейный врач – это становой хребет здравоохранения даже в современном мире.

– Кроме увлечений лекарствами и маркетингом, есть ли у вас еще что-то, что вам искренне интересно?

– Да, я не только работаю. Например, достаточно долгие и глубокие отношения связывают меня с баскетболом. Это длинная история, иногда и сейчас могу вспомнить былое. Очень люблю взять свою детвору и выехать куда-то. Неважно – на природу или в другое место, главное, на машине. Я не люблю самолеты, особенно если дело касается отдыха. Лететь куда-то самолетом – это выпавший день. Ты ждешь, потом летишь, снова ждешь… В итоге – день потерян. Мне нравится путешествовать машиной. Тогда ты сам себе принадлежишь. Можешь остановиться, можешь выехать раньше, позже, можешь вообще передумать! Это дает свободу.

– Книги любите читать?

– Да, я люблю читать, но у меня специфический вкус. Я люблю книги, жанр которых мне трудно даже описать. Мне нравится Дина Рубина, например. Она удивительным образом умудряется связать прошлое, настоящее и будущее через призму меняющегося характера героя, показать, что им двигало в его действиях… И очень сильны родовые символы в ее книгах. Вот такой символизм, мистицизм и в то же время историчность мне очень по душе.

– С книгами понятно, а какие люди вам по душе? Так, чтобы с ними не работать, а дружить?

– Это точно люди, которые не разбираются в медицине и не работают в здравоохранении. Потому что иначе любой наш контакт превращается в спор. Мне очень нравится общаться с теми людьми, которые совершенно из другого мира – которые знают больше, чем я. Журналисты, например, – они много знают, могут поделиться тем, чего не знаю я. С иностранцами тоже люблю пообщаться, попытаться понять их мир – они другие.

– В таком случае вам, наверное, и путешествия нравятся?

– Я обожаю путешествовать, но опять же: мне не нравится просто поехать и посетить какую-то страну для галочки. Я обычно выбираю места, которые интересны мне с точки зрения «а вот как тут живут люди, почему они выбрали именно это место?». Для меня даже Киев интересен в этом смысле, потому что когда я иду по Подолу, я понимаю, что тысячу лет назад здесь жили люди, они ходили вот по этой же улице, жили вот на этой же горе, создавали вот эту атмосферу, которая живет и сейчас. В Европе есть места, где человек по две тысячи лет живет и не уходит. И живы эти города. Вот это невероятно задевает. А руины с раскопками не люблю. Непонятно это мне – ну, был город, теперь его нет, раскопали руины… И что? Оно неживое. Я люблю города, которые были раньше и есть сегодня, и у них есть будущее.

– Кстати, о будущем. Как вы смотрите на то, кем станут ваши дети? Пойдут ли они в медицину?

– Дело даже не в том, пойдут они по моим стопам или своим собственным путем. Все вообще не так. Если бы мне 20 лет назад сказали, что я закончу мединститут и стану руководителем подразделения крупной фармкомпании – я бы не поверил, потому что это было невозможно. А если бы сказали, что я буду заниматься консалтингом компании «Агентство Медицинского Маркетинга», я бы вообще из пяти слов понял только два. Потому что «консалтинг» «компания» и «маркетинг» были бы неизвестными или ругательными. Время сейчас настолько быстро бежит, что я думаю, мои дети и внуки будут заниматься такими профессиями, названия которым пока еще нет. В любом случае, я уверен, что будущее будет за сферой услуг и создания ценностей для клиентов, а в какой сфере эти услуги будут оказываться – вопрос уже их выбора!

Беседовала Наталия Мальцева


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook