Сьогодні:20 September, 2020

Драконий год

– А моя мама сказала, что я должен тебя испытать, прежде чем буду в тебе уверен! – важно и даже несколько покровительственно произнес муж и выразительно посмотрел в упор. – Никаких подарков на Новый Год, никаких шуб и бриллиантов, никаких излишеств. Ты должна любить меня и нищим, и скупым, и каким угодно. Только тогда это настоящая любовь. А ты от меня хочешь всего и сразу!

Аня не верила своим ушам. Мальчика, который делал ей предложение, который готов был есть землю, только бы она к нему переехала, как подменили.

– И что, всю жизнь в нищете и рутине? – шепотом спросила она.

– Ну почему же. Вот буду в тебе уверен – тогда и получишь все. А пока доказывай.

Ее душили слезы обиды и унижения. Она держала в руках конверт – путевку в Тунис, которой ее наградили как лучшего медицинского представителя по итогам года. Она так хотела, чтобы он поехал с ней. Но муж был неумолим: первые пять лет совместной жизни не должны содержать роскоши.

– Откажись от путевки. Новый год встретим с мамой. Она пригласила. Придешь пораньше, поможешь ей приготовить все. Ты и ей должна доказать, что будешь хорошей невесткой.

Это было уже слишком. Аня выскочила из дома в чем была, споткнулась и упала лицом в сугроб.

– Дракон! – крикнула она куда-то в окна их съемной «малосемейки». – Злой, напыщенный дракон и тиран!

– Ну что же вы, барышня, под ноги не смотрите… – прозвучало откуда-то издалека.

Над сугробом, в котором лежала Аня, размазанная тушь и промокший конверт, стоял дедушка. Бородатый такой дедок, лет под сто, а впрочем, и вовсе неопределенного возраста. «С тросточкой», – отметила зареванная девушка.

– Возьмите, – дедушка протянул ей платок. – Не престало такой чудесной юной особе валяться в ногах у мужчины, да еще и с мордашкой, как у панды. К тому же, так можно и простудиться.

– Вы… ой, простите… Я Аня.

– Вставайте же, вставайте. И вещички свои терять не стоит. Конвертик ваш тоже подберите.

– Я с мужем поругалась, – мрачно буркнула премированная работница.

– Да я так и понял, – улыбнулся дедок. – Вот только я раньше слышал, мужчин козлами обзывали, а вы зачем-то благородного дракона приплели. Нехорошо животное обижать.

– А кто он, по-вашему? – вспыхнула Аня и принялась жаловаться.

***

Через полчаса она сидела у дедушки на кухне и пила чай. Рассказывала, как познакомилась со своим «дракошей» еще в школе, как он ухаживал красиво, в любви признавался, подарки дарил. А потом женился. И вроде в компанию хорошую устроился, а все жили они в крохотной квартирке на окраине города, и ей приходилось добираться на свою работу по два часа с пятью пересадками. И хотя друзья предлагали сдать им за те же деньги жилье получше, он совсем не хотел переезжать. А она так боялась ругаться… И вот теперь, когда можно было поехать на неделю в теплую страну, чтобы наконец у них был медовый месяц, которого ей так и не подарили, он заявил, что не хочет ее баловать, и вообще, она слишком продвинулась по работе, нельзя так женщине себя вести.

– Бежать тебе от него надо, – прихлебывая чай, говорил дедушка. – Мужчина должен женщину любить, а не испытывать.

– А как же любовь?

– Да не любовь это. Испытание. Ненужное.

– Точно дракон… – горько улыбнулась Аня. – Не везет мне.

– Вот ты заладила, – нахмурился дед. – Драконы хорошие. Я одного знаю – он вообще добрый.

Аня недоверчиво посмотрела на деда. Впрочем, всякое бывает, человек старый, может и заговариваться.

– Что же мне теперь делать?

– Да ничего. Поезжай в свой Тунис, развеешься. Тебе пойти-то сегодня есть куда?

– Нет..

– В комнате у внучки переночуешь. Она сейчас в отъезде.

Утром на столе Аня обнаружила записку: «Раздетой по улицам не ходи. В шкафу возьми внучкину шубу. Ключ положи под коврик. Приятного отдыха!». Подписи не было.

– Вот я невежливая! – пробормотала Аня. – И не спросила даже, как зовут.

***

Самолет из Борисполя оказался большим, прямо двухэтажным. Аня никогда такими не летала. Она старательно пристегнулась и постаралась выглядеть естественно, хотя голова так и крутилась по сторонам, выдавая в ней вопиющее несоответствие прочим пассажирам, казалось бы, привыкшим чуть ли не ежедневно летать такими рейсами.

Единственное, чем она была совсем недовольна – это сосед. Он был явно нетрезв, и не успев добраться до кресла, тут же уснул. Отвратительно похрапывая. Самый страшный грех, который мог иметь мужчина, в анином понимании – это храп. Ну да ничего. Не на всю же жизнь.

– Барышня, обедать будете? – послышался хрипловатый голос.

Аня открыла глаза. Кажется, задремала. Сосед, улыбаясь во все небрито-помятое лицо, совал ей лоток с курицей и рисом.

– Я Виктор. Угощайтесь. Наше кафе работает круглосуточно.

«Мало того, что храпит, еще и шуточки дешевые», – подумала про себя Аня, но вежливо улыбнулась.

– Спасибо.

– А что же вы одна? Новый год на носу, как-никак, – липко вопрошал сосед.

– А я журналистка, – с вызовом ответила Аня. – Лечу по ответственному заданию от редакции.

– Дома, наверное, муж ждет, – вздохнул сосед. – Ох уж эти карьеристки…

– Ну почему сразу карьеристки? И почему сразу муж?

– Ишь ты, завелась. Я просто так спросил. Как будто у красивой женщины не может быть несчастного тоскующего мужа!

– Приятного аппетита. – Аня отвернулась к окну, усердно жуя курицу.

***

В аэропорту Аня принялась искать глазами своего туроператора. Но хоть ей и обещали приятной наружности мальчика с табличкой с ее именем, ничего подобного не наблюдалось. Она пометалась по залу, затем вышла на улицу. Нащупала в кармане бумажку с названием отеля. Может, просто взять такси?…

– Злая барышня, вы потерялись? – противный хрипловатый голос ее явно преследовал.

– Нет, я жду своего водителя.

Она развернула бумажный листок.

– О, так мы с тобой соседи! – радостно воскликнул Виктор. – Поехали!

В холле отеля наконец обнаружился гид.

– Анна Алексеевна, у вас пять экскурсий, по выбору, и встреча Нового года в банкетном зале отеля. Предусматриваются вечерние платья и для поездок в пустыню нужны платки, чтобы не дышать песком, если у вас чего-то нет, то мы…

– Есть у нее все, иди уже.

– А почему вы так себя ведете? – возмутилась Аня.

– Потому что я, барышня, тут отдыхаю уже примерно двадцатый раз. Вот как меня бабы достанут, так сюда и еду. Так что вы не его, а меня слушайте, и будет вам счастье.

– И что, сильно достают?

– Да сил нет никаких. Все зло от баб, вот честно вам скажу.

– А от мужиков, что, меньше?

– От мужиков зло хотя бы искреннее, а от вас, баб… Да что мы о грустном. Вам поди с дороги отдохнуть надо. Я загляну вечером.

 

Уснувшую после перелета Аню разбудил стук в дверь. На пороге стоял Виктор, все такой же чуть помятый, с плюшевым драконом в руках.

– Что это?

– Это символ нового года, дуреха. От всей, так сказать, души. На удачу.

– А почему зеленый?

– Ну какой был.

– Я не люблю драконов.

– А зря. Благородные животные. Ты ужинать если идешь, оделась бы приличнее.

Аня только сейчас заметила, что ее помятый собеседник был в костюме.

– Ой… я сейчас.

– Женщины…. – вздохнул Виктор. – Сплошное де жа вю. Да, зеленый?

Мария ПЕТРОВСКАЯ


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook