Сьогодні:18 September, 2020

Пробиотики. Что меняет наше будущее

В 2015 году ученые из Кембриджа опубликовали сравнение «генетических карт» человека с животными и бактериями. И оказалось занятное: мы словно прошиты чужими генами, которые шаг за шагом нас меняли в процессе эволюции. Буквально 45 % наших генов – от них. (Нас можно назвать ГМО почти без натяжки, представляете?) Например, сейчас считается, что способность клеток синтезировать гиалуроновую кислоту нам досталась от грибов, а вероятность ожирения зависит от мутации гена, который к нам пришел от бактерий. Принято считать, что взрослый человек «таскает на себе» порядка 3 кг живого веса различной микробной братии. И они в благодарность активно делятся с нами своими генами. И вот тут не надо ужасаться и бежать стерилизовать кожу. Вся эта микроармия помогает нам эволюционировать и приспосабливаться к окружающей среде, она – активный помощник нашей иммунной системы. Но не только ее!

Кто нажимает на кнопки?

Вот вам еще сложная мысль. Вероятно, что человек влюбляется не потому, что это ЕГО желание, а потому что его бактерии почувствовали притяжение к бактериям другого человека. Сложно? Еще раз перечитали предложение? Да, кого назвать любимым, – нашептывают бактерии. Во всяком случае эксперимент ученых из Университета Тель-Авива под руководством профессоров молекулярной биологии и биотехнологии Э. Розенберга, Д. Сигела и Ж. Шарона на плодовых мушках показал именно это. Выяснилось, что в кишечнике мух присутствуют особые симбиотические бактерии, которые оказывают влияние на то, как они выбирают товарищей. В ходе эксперимента ученые разделили мух на две группы. Одну кормили преимущественно сладкой пищей, а вторую – продуктами с высоким содержанием крахмала. Оказалось, что насекомые выбирали себе партнеров только из своей группы (однако данный эффект сохранялся всего лишь на период размножения одного-двух поколений). Когда же мухам давали антибиотики, процесс спаривания стал совершенно случайным. По мнению исследователей, подобный сценарий применим и к людям. Разумеется, все несколько сложнее, чем формула «оба кушайте устрицы – и будет у вас горячая любовь». Но если упустить сложные вещи типа особенностей метаболизма, то глобально процесс можно описать афоризмом «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок».

Новые микробные грани

Но еще более интересные вещи начинают открываться при изучении влияния микробиома на организм своего хозяина (то есть нас). Вокруг кишечника расположено много нервных окончаний, которые передают через блуждающий нерв сигналы непосредственно в мозг. Ученые считают, что метаболиты и другие малые молекулы, которые вырабатывают бактерии, могут влиять буквально на все в нашем организме – от вкуса до настроения.

Рисковые бактерии. В одном исследовании поменяли местами микробиомы мышек, которые были склонны к риску, с «трусишками». Вместе с пересадкой микроорганизмов изменилась модель поведения, группы поменялись местами. Ученые это объясняют связкой нейровоспалений (от продуктов жизнедеятельности бактерий) с выработкой серотонина (Howerton AR, Roland AV, 2014).

Микробное обжорство. Еще недавно выдвинули гипотезу о том, что нашими вкусовыми предпочтениями манипулирует не столько реклама, сколько состав микробиома нашего кишечника. Именно он через нервную систему подает сигналы мозгу о том, «что бы такого съесть». И все исходя из того, что он в состоянии «переварить».

Депрессии. Установлено, что некоторые бактерии в кишечнике производят пептиды и короткоцепочные жирные кислоты, которые влияют на экспрессию генов и воспаления в ЦНС. И прием специальных препаратов, регулирующих рост этих бактерий, давал положительную картину в лечении (Yarandi SS, Peterson DA, 2016). Существуют работы, которые показывают пользу приема пробиотиков при лечении ряда кожных заболеваний. Чтобы «магия» пробиотиков работала, нужно учитывать два важных фактора: количество микроорганизмов на дозу приема и «точку доставки» их.

– Если в капсуле количество живых микроорганизмов меньше 1×109КОЕ – продукт бесполезен.

– Если капсула не кислотоустойчива, то она начинает разрушаться уже в пищеводе и желудке. Как результат – десант на место назначения (в кишечник) придет скудный. По сути, продукт бесполезен.

– Прием йогуртов и заквасок со сладкими добавками делает бессмысленным терапию, но обогащает вкус. Увы, сахар «вредит» пробиотической флоре. Потому в данном случае имеет смысл выражение «Почему все, что полезно, – не вкусно?».

«Ребята, давайте жить дружно!»

Ученые задались вопросом: есть ли связь между кожными заболеваниями и микроорганизмами на нашей коже? Оказалось, что да, прямая и крепкая, как якорная цепь. Сейчас практически все состояния кожи (экземы, аллергии, сухость, акне и т. д.) описываются с учетом фактора «при этом микробы себя чувствуют так…». Потому логично было попробовать искать пути коммуникации с этим тонким и мелким миром. С ним надо именно «договариваться», создавать комфортные условия для жизни «полезной» микрофлоре и тогда этот «микрозоопарк» сам вытеснит «плохих», создав нам здоровую кожу. Увы, но пока вводить живые бактерии в косметическое средство очень проблематично. Самое простое ограничение – они будут «убиты» консервантами. Потому приходится «смотреть проблеме за шиворот» и искать специальные формы «упаковки».

Оживляем крем

Первое, что апробировано, – добавление живых бактерий в маски для лица при лечении акне (Streptococcus thermophiles, Bifidobacterium longum, Enterococcus faecalis, Streptococcus salivarius). Для этого буквально брали дозу живых бактерий (как наши закваски для йогуртов), вмешивали в состав маски для лица и сразу наносили на кожу (хранить такой состав нельзя). Американская академия дерматологии говорит, что такая процедура хороша и эффективна как часть общего плана лечения. В рекомендациях американцев пробиотики принимают также внутрь (см. табл. 1). Но есть тонкая грань между пользой и вредом при нанесении на кожу «белых и пушистых» (как нам кажется) лактобацилл и бифидобактерий – их высокие дозы являются причиной гнойничковых поражений кожи.
Гораздо дальше «в оживлении» пошли в американской компании AOBiome. Они выпустили спрей с живыми бактериями. Идея его создания такая: в процессе эволюции мы сильно «от земли оторвались» и буквально выдворили с поверхности нашей кожи бактерии, которые перерабатывают аммиак. А они важны в большом ряду задач, включающих регуляцию воспалительных процессов, расслабление сосудистой стенки, заживление ран. В почве нашли нитробактерии, «код» которых прописан уже у нас в генах (Nitrosomonas eutropha, или AOB), их культивировали и испытывали на людях. Они уже показали себя перспективным средством для лечения тяжелых форм акне и сейчас идут испытания их влияния при других заболеваниях.

Крем-прививка

Однако применение живых микроорганизмов – это редкое исключение. Правилом же стало использование их «полуфабрикатов». Для этого их разрушают, тем самым «умертвляя». Смесь внутреннего содержимого клетки и ее стенки называют лизатом, если же после этого этот клеточный бульон очистили от стенок, то получили уже фильтрат. Если сравнивать со знакомыми понятиями, то лизат – это фруктовое пюре, а фильтрат – фруктовый сок. Польза есть в обоих случаях. Также часто в названии косметического ингредиента фигурирует название среды, в которой размножались микроорганизмы. Тогда мы можем прочитать на этикетке что-то вроде Lactobacillus / Rye Flour Ferment / Filtrate – это лактобактерии, которые были получены методом ферментации ржаной муки. Применение лизатов / фильтратов пробиотиков на коже сравнимо с вакцинацией. Разница лишь в том, что в случае вакцины применяют ослабленные или убитые штаммы вирусов или бактерий, а с лизатами бактерий применяют компоненты клеточной стенки и клеточной составляющей тех или иных бактериальных штаммов. Цели и вакцины, и лизата аналогичны – вызвать ответную реакцию иммунной системы еще до того момента, как начнется массированная атака патогенными микробами. Так сказать, провести «военные учения». Отсюда делаем вывод: теоретически такие косметические средства можно использовать во всем перечне кожных заболеваний, связанных с иммунной системой. И перечень возможных точек применения не будет ограничен проблемной кожей. В списке будут чувствительность, розацеа, anti-age и тому подобное (даже выпадение волос).

Таблица 1. Штаммы пробиотиков, которые исследовались относительно положительного влияния при лечении различных видов заболеваний

О чем молчит этикетка

Итак, уже понятно, что пробиотики – это новая революция в косметике. Но пока она идет тихо и незаметно, потому что сложно неподготовленному потребителю рассказывать, что для его кожи страшное название Streptococcus даже более полезно, чем «белые и пушистые» лактобактерии. Первые живут на коже, а вторые – нет. В тонком микробном царстве важно правильно подобрать состав пробиотика под конкретную проблему. Вся эта микробиологическая «заумность» ни разу не помогает создавать красивую и легкую для понимания маркетинговую легенду. Потому дабы не отпугивать покупателя, часто о наличии пробиотиков в составе «не кричат». Они там просто есть, работают, а лавры «волшебного ингредиента» достаются более понятным экстрактам или маслам. Но страна должна знать своих героев в лицо, потому расскажем о некоторых из них.

Saccharomyces Ferment Lysate Filtrate – смесь дрожжевых «сахарных» грибов, которые применяются в виноделии и пивоварении. Стимулирует синтез гиалуроновой кислоты и других компонентов соединительной ткани; подтягивает кожу, разглаживает морщины; оказывает глубокое увлажняющее действие.

Saccharomyces / Xylinum Black Tea Ferment – «чайный гриб», продукт брожения сахаромицетов с черным чаем. Имеет способность останавливать старение кожи, вызванное сахарами (они делают коллаген и эластин сшитыми «сахарными нитями», что нарушает их эластичность). Выравнивает тон кожи, придает ей сияние. Используется как anti-age-средство.

Saccharomyces / Magnesium Ferment & Saccharomyces / Copper Ferment & Saccharomyces / Iron Ferment & Saccharomyces / Zinc Ferment – смесь дрожжевых «сахарных» грибов, которые росли в присутствие ионов магния, меди, железа и цинка. Необходимые для роста волос минералы, аминокислоты и витамины дрожжей делают комплекс универсальным для решения проблем волос.

Galactomyces Ferment Filtrate – это разновидность «сахарных» дрожжей (Saccharomyces), она важна при производстве некоторых сыров и кисломолочных продуктов. Увеличивает толщину кожи, что важно для ухода за поврежденной и стареющей кожей; усиливает собственную антиоксидантную активность кожи; стимулирует синтез гиалуроновой кислоты.

Aspergillus / Rice Ferment Extract – аспаргилус, плесневый гриб, который называют еще «плесень кодзи». Ценен тем, что может перерабатывать то, что не под силу Saccharomyces, – ферментирует крахмал. Используется для производства саке (из рисового зерна), соевого соуса и мисопасты. Но самое обширное применение – это использование для получения лимонной кислоты. Для кожи используется как выравнивающий тон компонент, осветляющий пигментацию; также он эффективно отшелушивает кожу, запуская процесс омоложения.

Lactobacillus / Rye Flour Ferment Filtrate – лактобактерии, выросшие на ржаной муке. Регулируют работу иммунной системы кожи; уменьшают количество пропионовых бактерий, потому хорошо себя показывают при лечении проблемной кожи; увлажняют кожу и стимулируют ее заживление.

Lactobacillus / Streptococcus Thermophilus / Soybean Extract Ferment (Yogurt Powder) – смесь йогуртовых бактерий, которые выросли с подкормкой экстрактом соевых бобов. Уже 1 % этого комплекса за 24 часа на коже вытесняет до 70 % золотистого стафилококка и даже стимулирует рост нормальной микрофлоры. Это позволяет устранять воспаления на коже и более быстро регенерировать ее. Это универсальное средство на все косметические «случаи жизни».

Bifida Ferment Lysate – лизат бифидобактерий. Оказывает противовоспалительное и заживляющее действие; применяется как антистрессовая добавка, уменьшающая чувствительность кожи; используется для anti-age-препаратов, так как нормализует обменные процессы.

Lactococcus Ferment Lysate – бактерии, которые применяются в молочной промышленности для получения сметаны, кефира. Имеют антиоксидантные свойства. Обеспечивают защиту от окислительного стресса кожи, фотостарения кожи, вызванного УФ-лучами.

Leuconostoc Ferment Filtrate – лейконосток, лактобактерия, которая вызывает квашение огурцов и капусты. Натуральная альтернатива консервантам и противомикробным добавкам. Эффективно подавляет все виды патогенных микроорганизмов.

Смысловые акценты

Это далеко не все виды микроорганизмов, которые используются, их список каждый год становится все больше и больше. Чтобы не утомлять перечислением их всех, подведем итоги. Пробиотики позволяют обеспечивать антистрессовое действие на кожу, защищать от внешних раздражителей и стабилизировать работу иммунной системы. Их вводят тогда, когда хотят добиться мягкого детокс-эффекта и обеспечить самоочищение проблемной кожи. За счет иммунной составляющей их часто стали использовать как вещество booster в anti-age-средствах. Ну и как твердят микробиологи в один голос: все самое интересное у лизатов пробиотиков впереди.

Юлия Гагарина, химик, разработчик косметических средств компании Ecolife (Украина)


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook