Сьогодні:24 October, 2020

Любовь без правил

– А на экскурсию по производственным участкам, которую для нас любезно организовали в фармкомпании, поедут Шапкина, Ковальчук, Бондаренко, Кузнецова и… ах да, конечно! И вы, Павел Алексеевич, – когда последнее имя в списке было названо, Таня едва удержалась, чтобы не вскочить и не задать директору разочарованный вопрос. Ей нужна эта поездка. Если честно, просто жизненно необходима. Ведь он будет там, а значит, они смогут поговорить, у нее появится шанс все выяснить… До сих пор случившееся казалось ей абсурдом. Дима нашел ее, больше месяца они встречались, и это было… Нет, даже слово «сказочно» не отражает того всплеска эмоций, который Таня ощущала рядом с ним. Правда, видеться получалось урывками, но они планировали это исправить. А потом произошло что-то странное. Вчера он звонил, своим теплым голосом обещал, что скоро приедет, а сегодня – «абонент недоступен». И завтра, и послезавтра. Бессердечная секретарша из его офиса в течение недели отрабатывала на ней навык «отказ через отсрочку». На разные лады звучало одно и то же: «Дмитрий Сергеевич сейчас на совещании, оставьте номер, он свяжется с вами, как только освободится». Пробить стену этого вежливого льда не удалось бы и бульдозеру. Таня не находила себе места, ночами думала о том, где именно ошиблась и почему он так поступил. И вот – подарок жизни: поездка на его завод. Дима точно там будет, ведь партнерство с их аптечной сетью – часть его работы. Но по какой-то неведомой причине Тане в шансе было отказано.

Решив так просто не сдаваться, она подошла к директору после собрания и попыталась как можно тактичнее выяснить, нет ли возможности поехать и для нее тоже. Может быть, какая-то ошибка? Ольга Семеновна посмотрела строгим взглядом из-за стекол очков:
– Татьяна, насколько я знаю, у вас сейчас много задач. Эта поездка ни о чем, вы просто время потеряете. Сосредоточьтесь на работе.
Таня с ужасом почувствовала, что на грани разрыдаться от огорчения. Но старалась не подавать виду и, вежливо попрощавшись, покинула кабинет.
Дома ее ждал еще один неприятный сюрприз: внезапно заявился Славик, успешно забытый «экс». Он названивал ей уже недели две, однако Тане так понравилось ощущение полного равнодушия, когда его номер высветился на экране (они с Димой как раз вышли из ресторана и гуляли вдвоем по весеннему парку), что даже не стала отвечать. И потом, когда звонки продолжились, лишь свысока усмехалась, не замечая, что почти в точности копирует манеру своего самоуверенного киевлянина. На этот раз Славик не стал размениваться на звонки и просто возник перед ней в ее квартире. Мама с притворно смиренным видом закрыла дверь в свою комнату – и все стало ясно. Сколько было охов-вздохов по поводу ухода от «милого Славы» – неудивительно, что теперь мама пытается исправить то, что считала ошибкой своей дочери. Опустив сумку на трюмо в прихожей, Таня подняла голову повыше и холодно спросила:
– Что тебе здесь нужно?
– Танечка, ты извини, что я вот так, без приглашения… Но ты не брала трубку, – она уже и отвыкла от этого его слащавого голоска, такого неподходящего мужчине. И смотри-ка, все те же брюки, что и полгода назад, хотя рубашка другая – благотворное влияние жены все-таки чувствуется.
– Если не отвечала, значит, не было желания тебя слышать, – она даже с легким презрением улыбнулась, проговаривая эту фразу.
– Ну зачем ты так… Послушай, я все это время скучал без тебя. С Галиной у нас ничего не вышло, и я подумал…
– Неправильно подумал, – нетерпеливо перебила она. И с досадой добавила: – Кажется, мы все уже друг другу сказали. Я не хочу ничего выяснять, и вообще-то у меня есть мужчина. Так что, пожалуйста, уходи.
– А, ты про этого, в костюме, – с гаденькой улыбочкой, которая с головой выдавала его уязвленное самолюбие, отозвался Славик. – Тоже мне, рыцарь. Где ты только откопала это чудо? Таня, давай серьезно: мы столько лет были вместе, не станешь же ты…

Она вдруг подошла к нему вплотную и с опасной вкрадчивостью уточнила:
– Когда ты успел с ним познакомиться? Славик нервно облизнул губы и бросил быстрый вороватый взгляд в сторону маминой комнаты. Неожиданно для себя Таня все поняла. Вцепилась ногтями в его запястье так глубоко, что он даже вскрикнул от неприятного удивления, и уже просто прошипела:
– Что ты ему сказал?

И сквозь жалкий лепет бывшего услышала главное: Дима приезжал, ему наговорили кучу чепухи, похоже, довольно убедительно, он плюнул на все и вернулся домой, оборвав с ней всякие контакты без объяснений. Решительно выставив Славика за дверь, Таня без стука вошла в комнату матери с одним единственным требованием:
– А теперь объясни.
Тяжелый вздох и томное, но непререкаемое:
– Доченька, ну не для тебя он. Неужели ты всерьез думала, что такой вот богатый, солидный женится на тебе?
Слава, видишь, одумался, вернулся. Хороший парень, дай ему шанс. И по гороскопу у вас совместимость, Тарасовна нагадала, что вы точно поженитесь в следующем году, а она не ошибается. А Дмитрий твой, кажется, Скорпион. Очень неблагоприятный для тебя знак.

И хотя обычно астрологические откровения матери Таня выслушивала с тихой взрослой улыбкой, на этот раз не проявила такой терпимости. Перехватила ее взгляд и негромко спросила:
– Мама, что ты вообще делаешь? Я же его люблю. И увидела, как мать запнулась, будто захваченная врасплох такой откровенностью, и, кажется, просто не нашла, что ответить. Таня посмотрела еще с минуту в родное лицо и молча вышла, плотно прикрыв за собой дверь. На следующий день попросила девочек в аптеке ее подменить и добилась встречи с директором. Ольга Семеновна была недовольна такой настойчивостью. И хотя в обычных обстоятельствах Таня испытывала передней робость и старалась ничем не вызывать негатив, на этот раз на кону стояло слишком многое, чтобы позволить себе роскошь играть в застенчивую школьницу:
– Ольга Семеновна, я готова в этом году работать во все праздничные дни, если вы отправите меня в киевскую командировку. Для меня это очень важно. Такая суровая обычно начальница смерила ее недоверчивым взглядом и вдруг мягко уточнила:
– У вас что-то случилось? Вы же понимаете, какая это нестандартная просьба?
– Да, случилось, – Таня неожиданно решилась и на выдохе пояснила: – У меня личная жизнь рушится. И к своему удивлению нашла в лице директора женскую солидарность… И вот – шелестящие шапочки, производственные площадки и лаборатории, сертифицированные по GMP, и где-то в разгар погружения в дебри производства – умные серо-зеленые глаза, по которым она так тосковала. Он слегка растерялся и вопросительно посмотрел на нее. Таня улыбнулась с гордым видом: да, мол, красавец, ты все правильно понял. Прошло еще минут тридцать, прежде чем Дима завел ее в какой-то тихий кабинет и жестом предложил объясниться.
– Ты даже не поговорил со мной, – как можно ровнее заметила она.
– Танюша, давай проясним: я в курсе, что у тебя есть еще какой-то ухажер, и мне такое кино не нужно. Иди себе с богом и избавь нас обоих от каких-то объяснений.
– Так ты у нас, оказывается, выступаешь в амплуа оскорбленного мачо, – завелась вдруг Таня и сделала шаг ему навстречу. – Мне пришлось напроситься в эту командировку, чтобы сказать тебе лично, что так поступают только подростки с гормональной бурей. А ты, помнится, утверждал, что мы взрослые люди. Кого ты слушал вообще, истеричка?
– Как ты меня назвала? – Дима наконец-то снял свою маску скучающего равнодушия и не смог сдержать удивления.
– А кто ты? – с вызовом уточнила Таня. – Я приехала к тебе через полстраны, но мы продолжаем строить из себя обиженную примадонну! Ну, может, и к лучшему. Очевидно, я в тебе ошиблась.

Она сделала порывистое движение, чтобы выйти, но Дима перехватил ее за руку и крепко притянул к себе. На ее яростные попытки отбиться лишь насмешливо уточнил:
– Танюша, и кто из нас теперь истеричка?
– Ты, и всегда будешь ты! – упрямо отозвалась она.
– Ну, как скажешь, – расслабленно ухмыльнулся он. А затем нежно провел ладонью вдоль ее лица и с искорками в глазах предложил: – Может, продолжим нашу экскурсию? Могу предложить эксклюзив от руководства компании.
– Все такой же хам, как и при первой встрече, – уверенно припечатала Таня, но не выдержала – рассмеялась и уткнулась носом в приятную ткань его рубашки. И хотя весна осталась где-то там, за серыми стенами завода, она ясно ощутила, как в ее жизни распускается что-то новое, живое, и теперь-то уже ничто не помешает ему расцвести.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook