Сьогодні: 2 December, 2020

Консерванты: «убить нельзя помиловать»

Начинать разговор про консерванты нужно с ответа на гамлетовский вопрос:«То be, or not to be»? Нужны ли они вообще? Ответ любого специалиста «по теме» звучит однозначным приговором: «БЫТЬ». Цепочка аргументов проста. Если вы самостоятельно сделали крем для лица – его срок хранения в условиях холодильника не будет превышать 36 часов. По аналогии с кондитерским кремом: чем дольше храниться продукт, тем выше риск «иметь неприятность».

В случае с кожей «неприятность» выльется в аллергию / дерматит / «прыщи» и пр. И все потому, что он содержит воду, которая «есть жизнь» для нас и для микроорганизмов. Потому давайте жалеть собственный организм и делать уступку в сторону «чуть-чуть ненатуральности». Для перфекционистов, желающих видеть косметику без консервантов, у меня плохая новость. Ваш арсенал готовых продуктов будет ограничен исключительно масляными препаратами. Дело в том, что в маслах бактерии не живут. Им просто нечего «есть и нечем дышать». (Вы обращали внимание, что на бутылках с растительным маслом никогда не пишут консерванты? Они там просто не нужны). Итак, подведем итог. Если в косметике есть вода, то есть и консерванты.

ЗОНЫ РИСКА

Если уже стало понятно, что без консервантов в косметике не обойтись, то нужно оценить потенциальные риски от их использования. Исследователи считают, что чаще всего консерванты вызывают контактный дерматит [1]. Выделяют основные группы косметики, в которых этот риск наиболее высок:
– краски для волос 18,6 %;
– средства для очищения (гели / мыло / шампуни и пр.) – 15,7 %;
– средства по уходу (крем / гель и пр.) – 12,7 %.

Надо отметить, что в этих продуктах консерванты часто «выстреливают» своей негативной стороной потому, что сочетаются с другими потенциальными раздражителями: красителями и компонентами отдушки. Именно такой «гремучий коктейль» молекул способен вызвать контактный дерматит даже у людей со здоровой кожей. После обобщения данных нескольких исследований [2] становится понятным, почему исследуя причину аллергии на косметику, консерванты сразу становятся «подозреваемым № 1». Причем чем более сильный консервант используется, тем выше риск контактного дерматита.

CВЕРЯЕМ СПИСОК ПОДОЗРЕВАЕМЫХ

В работе польских исследователей [3] констатирован печальный факт: число аллергиков растет, и реагируют они на те консерванты, которые ранее для них были безопасны. Это говорит о том, что любой человек, дожив до возраста Х, однажды может проснуться с «цветущим лицом» только потому, что его иммунная система распознала слишком агрессивных «чужаков» в креме для лица. Именно потому различные группы консервантов находятся под пристальным наблюдением. Как только появляются данные о небезопасности продукта – законодательные органы разных стран пересматривают требования к ним. В сентябре 2011 года в журнале «Contact Dermatitis» был опубликован рейтинг различных групп консервантов, которым присвоены индексы потенциального риска дерматита. Его определяли исходя из сенсибилизирующих свойств консервантов (их накопительного действия на кожу со временем). Рейтинг сформировался от меньшего индекса риска к большему (табл. 1).

Таблица. Индекс потенциального риска дерматита некоторых групп консервантов

Вывод. Как видно из исследований, наиболее безопасны для кожи следующие консерванты: феноксиэтанол, бензиловый спирт, группа сорбатов, бензоатов и парабенов. Но у них есть определенные ограничения:
– как правило, они эффективны только в кислой среде;
– «не любят» присутствие белков и аминокислот – при их наличии оказывают слабое консервирующее действие;
– должны вводиться в смесях, так как «работают» не на все группы микроорганизмов.

У остальных групп консервантов таких проблем нет: они универсальны, «старательны и многостаночны», но и потенциально опасны для кожи. Сейчас обсудим некоторые из консервантов, которые наиболее популярны в косметике. Начнем с «плохишей».

Формальдегид и доноры формальдегида

Формальдегид и группа веществ, которые называются «доноры формальдегида», включают в себя: Formaldehyde, Paraformaldehyde, 2-Bromo-2-nitropropane-1,3-diol, 5-Bromo-5-nitro-1,3-dioxane, Sodium hydroxymethyl glycinate, Benzylhemiformal, Quaternium-15, DMDM Hydantoin, Methenamine (уротропин), Imidazolidinyl urea, Diazolidinyl urea.

Формальдегид. Представляет собой газ, который присутствует в природе как продукт жизнедеятельности живых организмов и растений. Например, это один из продуктов реакции, которые протекают при квашении капусты. Приблизительно 100 лет назад формальдегид начали использовать как бактерицид в формате раствора (формалина).

В 1987 году Международное агентство по изучению рака объявило формальдегид «вероятным канцерогеном для человека» на основании данных о том, что он провоцирует редкую форму рака носоглотки. С течением времени эти данные подтвердились и расширились другими данными: вдыхание формальдегида провоцирует как рак легких, так и в некоторых случаях – лейкемию. Многочисленные исследования по его воздействию на кожу подтвердили только его потенциальное раздражающее воздействие при условии введения его в дозировке 0,2 %. (Следует отметить, что в такой дозировке его уже давно никто не использует).

Доноры формальдегида.

Это целая группа веществ, которые представляют собой продукт «скрещения» между формальдегидом и другими молекулами. Обычно они идут в составе смесевых консервантов, средняя граничная дозировка этой группы веществ в косметике – 0,5 %. Они интересны тем, что в отношении кожи имеют более низкую раздражающую способность [4]. Тесты на аллергиках показали, что в их группе у 25 % больных наблюдается аллергия на формальдегид и только у 9,5 % – на доноры формальдегида. Чувствительность к донорам формальдегида у людей меньше (относительно формальдегида): imidazolidinyl urea – на 30 %, quaternium-15 – на 50 % и у diazolidinyl urea – на 55 %. Такое слабое раздражение кожи объясняется тем, что доноры формальдегида постепенно высвобождают свободный формальдегид, потому его постоянная концентрация в продуктах и на коже ничтожна для раздражения, но достаточна для подавления роста микроорганизмов. Именно эти замечательные качества сделали класс доноров формальдегида популярными в производстве косметики. Но один из них – бронопол – имеет побочный эффект, о котором нельзя умолчать.

Бронопол (bronopol, 2-бром-2-нитропропан1,3-диол, 2-bromo-2-nitropropane-1,3-diol).
Очень эффективная вещь. Умеет сохранять жизнь таким уязвимым для заражения вещам, как влажные салфетки и средства с большим количеством протеинов, аминокислот и пептидов. Плох он только тем, что, кроме аллергии, может образовывать нитрозамины (токсичные вещества с мутагенным действием). Имеет ряд ограничений – с чем можно сочетать, а с чем нет. Плохое сочетание (вызывающее образование нитрозаминов): бронопол (2-бром-2- нитропропан-1,3-диол, 2-bromo-2-nitropropane1,3-diol, bronopol) и моноэтаноламид (или аминоэтанол; русск. – МЭА, англ. – МЕА); бронопол и диэтаноламид (русск. – ДЭА, англ. – ДЕА). Вышеперечисленные компоненты используют, для нейтрализации полимерных загустителей, которые входят в состав кремов. Поэтому, встретив бронопол рядом с этими компонентами, – можете смело выкидывать продукт.

Разумеется, у производителей остается возможность более свободно использовать консервант в смываемых продуктах. Например, в геле для умывания, жидком мыле или шампуне. Правда, это тоже имеет свои условия «дружим – не дружим». Есть данные, что если в одном флаконе встречается лаурилсульфат натрия (Sodium Lauryl Sulfate, SLS) и бронопол, то последний быстро распадается, высвобождая массу сильных аллергенов [5]. Отсюда вывод № 2. Встречая этот консервант на этикетке, будьте крайне осторожны. А лучше вообще избегайте его. Химики придумали более современные и безопасные консерванты, вот им и «зеленый свет».

Список литературы:
1. Laguna C., de la Cuadra J., MartínGonzález B., Zaragoza V., Martínez-Casimiro L., Alegre V. Allergic contact dermatitis to cosmetics, Actas Dermosifiliogr. 2009 Jan–Feb; 100(1):53–60.
2. Zoller L., Bergman R., Weltfriend S. Preservatives sensitivity in Israel: a 10-year overview (1995–2004), Contact Dermatitis. 2006 Oct; 55(4):227–9.
3. Kieć-Swierczyńska M., Krecisz B., Swierczyńska-Machura D. Contact allergy to preservatives contained in cosmetics, Medycyna pracy. 2006; 57(3):245–9.
4. SCCP/0863/05 Opinion on Methyldibromo glutaronitrile.
5. Matczuk M., Obarski N., Mojski M. The impact of the various chemical and physical factors on the degradation rate of bronopol / Int J Cosmet Sci. 2012 Oct; 34(5):451-7. doi: 10.1111/j.1468-2494.2012.00730.x. Epub 2012 Jun 21.

Юлия Гагарина, химик, разработчик косметических средств компании Ecolife (Украина)


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook


РАП

РАП - https://www.rap.in.ua/