Сьогодні:26 November, 2020

Торопись медленно

Татьяне, молодой девушке, работающей провизором в аптеке, уделяет внимание Михаил Алексеевич, сын совладельца аптечной сети. Их отношения не выходят за рамки посещений кафе в обеденные перерывы. Девушка не придает особого значения этому знакомству, осознавая разницу в социальном положении. Однако постепенно Михаил втягивает ее в круговорот новой, насыщенной приключениями и событиями жизни. Отношения вскоре перерастают в пылкое, обоюдное чувство.

Два с половиной месяца с Мишей – это как три года с кем-то другим. Моя жизнь поменяла свой ритм, цвет и скорость. Не было больше серых, пустых дней. Не знаю, откуда в нем бралось столько энергии и жизнелюбия – но для него не существовало слова «скука». Эту осень мы провели вместе.
Чтобы быть поближе друг к другу, Миша предложил мне работу в офисе, но долго я там не продержалась. Мне надоело отсиживаться за компом, атмосфера для меня была незнакомая и невыносимо скучная. Наконец, я не выдержала и попросила перевести меня на старое место работы, в аптеку. Офисная моло- еку. Офисная моло еку. Офисная молодежь удивлялась, как можно желать работать там, где тебя постоянно достают занудные бабульки или, еще хуже, вредные клиенты с непомерными требованиями. Я им пыталась втолковать, что каждому – свое…, а мое место там, где помощь людям ощутима и дает результат.

Вернувшись, я легко вошла в понятный и привычный ритм. Работа у нас непростая, особенно в те часы, когда идет нескончаемый людской поток. К каждому нужно найти подход, но к концу рабочего дня смертельно устаешь, трудно улыбаться и задавать наводящие вопросы. Случались и курьезы, и смешные происшествия. Больше всего умиляли молодые люди, стесняющиеся спрашивать о презервативах. В целом, мне всегда нравилось контактировать с новыми людьми или выслушивать трогательные слова благодарности бабушек, живущих по соседству, когда находишь для них время и выслушиваешь их проблемы и радости. Старики в наше время очень одиноки. Темнело рано, и Миша каждый день забирал меня с работы. Мы вместе ужинали где-нибудь, а потом ехали домой. Но больше всего мне нравились вечера, когда мы готовили ужин вместе. За ужином мы обычно рассказывали друг другу, как прошел день. Мне казалось, что ему будут неинтересны мои впечатления, но Миша слушал меня с таким неподдельным интересом, так смеялся над моими шутками – что я с каждым разом вкладывала все больше эмоций в свои рассказы. Во мне неожиданно проснулся актерский талант: в лицах я изображала огромного седовласого мужчину, который, жутко стесняясь, спрашивает слабительное или как заикаются девушки, когда просят тест на беременность. Миша хохотал над моими репликами и просил рассказывать еще и еще. Декабрь пришел со снегом, морозцем и приготовлениями к новогодним праздникам. Реклама, украшения, горящие зазывно витрины – все сверкало и переливалось. Настроение будто зависло на одной ноте – предпраздничной. Хотелось, чтобы скорее пришла новогодняя ночь. Миша радовался приближению Нового Года, как ребенок – казалось, что он до сих пор верит в Деда Мороза и волшебство.
– А ты? Разве не веришь? – спрашивал он меня.
– Конечно, верю, – отвечала я, – я верю в то, что есть фирмы, которые за определенную плату предоставят вам мужчину среднего возраста, облаченного в красную шубу и шапку – с мешком подарков, купленных на ваши деньги.
Миша сердился и снова начинал убеждать меня, что чудеса приходят только к тем, кто в них верит. Что мир без чудес – давно бы рухнул, потому что это был бы бессмысленный мир. И я готова была поверить во что угодно. Сегодня была пятница – любимый во всем мире конец рабочей недели и преддверие Нового Года. Аптека опустела, девочки ушли по домам, готовясь к новогоднему застолью. Следом за ними ушла и заведующая, в сотый раз проинструктировав меня насчет сигнализации и ролетов. А я в сотый раз клятвенно заверила ее, что я не забуду включить одно и закрыть другое, и она, наконец, ушла. На улице уже давно стемнело, я заперла дверь, приглушила немного свет и села у окна, вглядываясь в парковавшиеся машины. Миша должен быть с минуты на минуту. Новый Год мы встречаем вдвоем, и это восхитительно!
Я с интересом наблюдала за прохожими, на лицах которых отражались яркие огоньки праздничных гирлянд. Время в ожидании текло медленно. Почему до сих пор нет Миши? Я начинала немного волноваться. Только я собралась позвонить ему, как в дверь постучали. Ну, наконец-то! Я подбежала к двери, – и с удивлением обнаружила, что это не Миша, а какой-то запоздалый покупатель. Парень, лет тридцати с небольшим, усиленно жестикулировал, пытаясь мне что-то объяснить. Я, в свою очередь, показала ему направление, где расположена дежурная, круглосуточная аптека. Но парень продолжал что-то мне объяснять, просительно сложив руки. Мне не были слышны его слова, но огорченное и расстроенное выражение лица – вызывало жалость. Казалось, он готов встать на колени, лишь бы я ему помогла. Я сомневалась, стоит ли в такой поздний час открывать посетителю двери. Понаблюдав с минуту за парнем, нуждающимся в моей помощи, я решилась – повернула ключ и распахнула дверь. Парень мгновенно вцепился мне в горло и затащил в помещение. Из-за угла показалось еще двое – они вбежали следом за нами в аптеку и заперли дверь.

– Где наркота, давай быстро! Будешь слушаться и выполнять, – останешься в живых, – нож в его руке ходил ходуном, он прижал меня к стене и сдавил горло так, что я не могла ни вдохнуть, ни сказать хоть слово. Рассвирепев, он толкнул меня так сильно, что я отлетела к стойке с кассовыми аппаратами. Трое бандитов-наркоманов рылись в ящиках, выгребали все с полок – пол был усеян осколками от разбитых ампул и баночек. Мне было так страшно, что я вжалась в стену и старалась даже не шевелиться, чтобы не привлекать к себе внимания. В шуме они не услышали, как скрипнула дверь в подсобном помещении и я увидела Мишу в проеме двери. От страха закрыла глаза и зажала рот рукой. Их трое, обезумевших, против одного! Они убьют его! В этот момент раздались звуки ударов, шум борьбы и крики. Я не могла пошевелиться от ужаса, страх парализовал меня, затем сознание отключилось.
Кто-то бил меня по щекам. Я очнулась.

– Малыш, все в порядке, – у самого уха раздался любимый голос. Я открыла глаза и увидела Мишу, сидящего рядом со мной на корточках, – Они не поранили тебя, с тобой все в порядке?

– Где они? Ты что, их убил? – Миша рассмеялся, – ну вот еще, руки марать о парочку нариков. Лежат себе тихо в уголке, милиция приедет, увезет.

– Мишенька! Я так испугалась…, – и слезы потекли из моих глаз, как струя из фонтана, – я такая трусиха… я тебе даже помочь не смогла… уууу – ревела я, давая выход пережитым эмоциям.

– Ну что ты, малыш, не плачь, еще не хватало, чтобы моя девочка участвовала в драке с грабителями! А я тогда зачем? – Миша вытирал мне слезы и улыбался, – это моя вина – я опоздал, заставил тебя так долго ждать.

– А как ты вообще оказался в подсобке? – Знаешь, тут без чуда не обошлось.

Когда я подошел к двери аптеки, у меня возникло чувство опасности.

Каскадеры всегда серьезно относятся к своим ощущениям. Прислушался. Через пару секунд я уже знал, что в аптеке – чужие и тебе грозит опасность, слышался едва уловимый шум внутри.

Память подсказала, что задняя дверь более слабая, я же сам помогал рабочим ее устанавливать, когда мы открывали эту аптеку с отцом. Открыть ее для меня труда не составляло. Ну, вот так, вкратце… – он крепко обнял меня.

– Все, малыш, успокаивайся, иду ментов вызывать, наркоши тут успели натворить делов,– …и, хитро улыбнув- …и, хитро улыбнув- …и, хитро улыбнувшись, добавил, – но до их приезда, я тебя еще успею порадовать. Я крепко держала его за руку, не в силах отпустить. Миша, широко улыбаясь, вдруг опустился возле меня на колени. Запустив руку во внутренний карман, он вытащил коробочку и медленно открыл ее. На синем бархате лежало маленькое колечко – изумруд в оправе из белого золота. Оно было такое крохотное и так доверчиво поблескивало, что у меня замерло сердце… Миша надел мне колечко на палец и сказал, с восхищением глядя мне в глаза:

– Танечка, ты удивительная! Ты самая лучшая из женщин, самая любимая и желанная. Выходи за меня…
Позволь мне заботиться о тебе, оберегать и любить тебя всю свою жизнь.

За окном сновали прохожие, мерцали праздничные огоньки. Они освещали разбросанные по полу лекарства, перевернутые стулья, стоящего на коленях Мишу. Не самая торжественная обстановка для такого события.

Но я рассматривала Мишино лицо: маленький шрам над бровью, виденный мною сотни раз, родные, близкие черты – и понимала, что это самый прекрасный и волшебный момент в моей жизни. Хотелось сказать что-то значительное, найти слова, которые останутся в нашей памяти навсегда. Мой голос дрожал от волнения, когда я говорила:

– Я очень люблю тебя. За сотни и тысячи лет люди так и не смогли придумать лучших слов, чем те, что я скажу сейчас. И пусть они тебе покажутся банальными – но я обещаю, что буду любить тебя всегда. Обещаю разделить с тобой горе и радость, обещаю всегда быть с тобой, не предав, не обманув и не покинув тебя. Наверное, мне показалось – но я увидела, как по Мишиной щеке скатилась слеза. Он смутился, прижал меня к себе покрепче, спрятал лицо в моих волосах, а я шепнула тихонько ему на ухо: – У меня еще никогда не было такого Нового Года… спасибо тебе… ты помогаешь мне верить в чудеса.

Людмила Вознесенская


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook


РАП

РАП - https://www.rap.in.ua/