Сьогодні: 4 December, 2020

На обломках империи инков

«У старинушки три сына: старший умный был детина, средний сын и так и сяк, младший… (без комментариев)». По нехитрой сказочной классификации можно разделить все существующие в мире фармрынки. Печальная истина заключается в том, что если средний сын со временем может достичь уровня старшего, то третий, несмотря на потенциал, часто так и проводит всю жизнь в ожидании подъема. Именно такая ситуация уже много лет сохраняется в фармацевтическом секторе Перу.

В ожидании подъема

Если почитать аналитические обзоры за последние пять лет, то перуанцы уже давно должны были подняться на какие-то новые высоты. Тем не менее родина древнейшей цивилизации остается замыкающей в рейтинге фармацевтических рынков Южной Америки. По данным MCCann Health, доля Перу не превышает 2–3 % от всего производства лекарственных средств по региону. Хотя еще пару лет назад говорили о том, как динамично развивается страна благодаря государственным инвестициям и развитой добывающей промышленности. Объем фармрынка Перу к 2015 году достиг $1,7 млрд, и ему прогнозировался рост на 8 % ежегодно. Еще раньше, в 2010 году, предположения аналитиков звучали так же оптимистично: в компании Business Monitor International полагали, что экономический рост страны ежегодно будет небольшим, но стабильным, ожидался рост реального ВВП и фискальных затрат. Все это должно было создать прочную основу для повышения расходов на здравоохранение и фармпродукцию. Но вот пришел 2016 год, а дело с мертвой точки далеко не продвинулось. Более того, наблюдается определенный регресс. Прежде всего, рынок остается в большой мере импортозависимым. Этот момент, конечно, открывает перспективы для крупных мировых производителей, но, учитывая бедность местного населения, будущее на озере Титикака не такое уж радужное. Бесполезно устанавливать интересные цены на препараты, если люди просто не в состоянии их купить. По оценке местной ассоциации фармацевтических производителей, доля импортных препаратов в Перу составляет 60 %. Из них 70 % поступает из Колумбии, 30 % – из Эквадора, Венесуэлы и других стран. Что касается транснациональных производителей, то они в отношении страны инков делают осторожные движения из разряда «шаг вперед, два назад». Так, с 2011 года большую активность проявляет компания Teva. В 2013 году новое подразделение в Перу открыла фармацевтическая компания Takeda в рамках своей стратегии по завоеванию латиноамериканского рынка. В 2014 году расширилась на эту страну и компания Abbott.
В то же время перуанский рынок оставил индийский фармпроизводитель Ranbaxy, аргументировав свое решение тем, что здесь он не получает значительной прибыли. Согласно директивам высшего руководства, это сделано, в частности, для того, чтобы избежать участия во внутренних, а также международных тендерах с маржой менее 5 %. Так что перспективность страны шаманов для инвестиций – понятие растяжимое. Тем более в ситуации, когда перуанцы тратят на лекарственные средства меньше денег, чем во всех других странах региона: в среднем $53 в год.

Соседский опыт

Собственное производство в Перу почти отсутствует, что и понятно, учитывая развитое туристическое направление. Генерики, которые здесь выпускаются, по мнению ряда экспертов, имеют проблемы с биоэквивалентностью. И только 3 % приобретаемых препаратов произведены внутри страны, хотя несколько лет назад в структуре продаж они занимали 8 %. В то же время в соседних Чили, Аргентине и Колумбии этот показатель достигает 40 %. Такой диссонанс, по мнению экспертов, связан с низким качеством местной фармпродукции. Сложившаяся ситуация подталкивает правительство страны к ужесточению законодательства в части качества. В последние годы помочь наладить собственное производство генерических лекарственных средств и вакцин стране пообещала более успешная Бразилия: год назад ее представители заявили о том, что передадут Перу необходимые для этого технологии, а также поделятся опытом сотрудничества государства и фармацевтических компаний. Суть в том, что производство вакцин в Бразилии осуществляется альянсом производителей, в который входят государственные и частные компании. И теперь страна-соседка предлагает Перу объединить усилия в производстве медикаментов, чтобы уменьшить затраты и оптимизировать распространение продукции.

Опт и розница в одном

Что касается фармдистрибьюторов, то этот рынок достаточно консолидирован и по сути сводится к трем крупным компаниям – Quimica Suiza, Аlbice и Drokasa. При этом в Перу актуальна проблема, с которой в свое время активно боролись представители аптечного ритейла в Украине: крупнейшая оптовая компания Quimica Suiza четыре года назад приобрела аптечную сеть BTL и сегодня контролирует около 300 аптек. Такая ситуация сильно усложняет ценовую конкуренцию между аптеками. Тем более что 300 аптек в стране, где всего работают 2000 фармацевтов, – довольно приличная часть рынка. И это на фоне того, что продажи лекарственных средств сегодня демонстрируют отрицательную динамику в долларовом эквиваленте.

Инфекции со стажем

На данный момент, по сообщению ВОЗ, государственные расходы на покупку лекарственных средств в стране золота и маиса составляют 34 %. А значит, 66 % затрат ложатся на пациента, который в последнее время все чаще страдает хроническими заболеваниями, такими как сердечно-сосудистая патология и рак. На этом фоне никуда не деваются инфекционные заболевания, под бременем которых прогибаются многие латиноамериканские страны. А в Перу, к тому же, уже много лет наблюдается повышение резистентности к антимикробным препаратам. Земля Мачу-Пикчу – одна из первых стран, где отмечена устойчивость палочки Коха к противотуберкулезным препаратам второй линии.
И ВИЧ/СПИД здесь не дремлет, создавая постоянный раздражающий фон необходимостью закупки антиретровирусных препаратов. А два года назад в Перу были отмечены сотни случаев такого опаснейшего заболевания, как лихорадка денге. Такой дуализм хронических и инфекционных заболеваний кажется логичным на территории страны, где сосуществуют испанская и коренная американская культуры. Но и от здравоохранения ситуация требует куда более серьезного подхода.

Торты в аптеке

Вряд ли найдется еще одна страна, где почти в каждой аптеке можно встретить целые подносы тортиков. Называются такие лакомства «туррон-де-донья Пепа», и их реализация в учреждении здравоохранения – это религиозная традиция, которая берет начало в XVII в. По преданию, у одной перуанской женщины были парализованы руки, и она постоянно молилась главному местному святому – Сеньору де-лос Милагрос («властелину чудес»), чтобы он даровал ей здоровье и возможность заработать на жизнь. Чудо свершилось. Женщина испекла пирог и во время процессии во славу святого подняла его вверх своими сильными руками. Святой улыбнулся, и от этого ее пирог покрылся разноцветными конфетками. И хотя празднование в честь «властелина чудес» происходит в октябре, кондитерское изделие, которое здесь стало символом здоровья, продается в Перу круглый год.

Сегодня Перу радует в основном очередными прогнозами. Например, специалисты BMI считают, что к 2024 году ситуация исправится, темпы годового роста будут держаться на уровне 7 % и объем перуанского рынка достигнет $3 млн Конечно, так и напрашивается оптимистичный вывод о том, что когда дна уже достигли, остается расти только вверх. Но есть и другая версия, гласящая, что в экономическую пропасть можно падать всю жизнь. И какой сценарий выберет для себя богатая культурными традициями страна, пока неясно.

Источники: Business Standard; IMS Market Prognosis; Gestion/SABI; MCCann Health; news.battery.ru; firstwordplus.com; globes.co.il; pharmaceuticalsinsight.com.
Полный список источников находится в редакции.


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook