Сьогодні:18 September, 2021
романтическая история

Черный принц и рыжий таракан

***
Все началось со стихов. Унылых, бесформенных стихов, которые Кристина слушала, поджав губы и с трудом скрывая неловкость и скуку. А ведь вечер обещал так много! Симпатичное лицо на фото, интеллигентные очки с тонкой оправой, «я заеду за тобой в семь». Он мило шутил, казался умным и легким. И вот – вместо ожидаемого романтического вечера она получает стихи на пустой парковке, под бумажный стаканчик капучино и гамбургер из «Макдональдса». Ах, да, апофеоз: стихи были адресованы его бывшей. О которой он говорил, не умолкая ни на минуту. Как он подобрал ее на дороге, когда она голосовала, как влюбился, как она ушла к его другу и прихватила с собой квартиру и машину. А он все равно ее любит. И вот, послушай еще одно стихотворение. Написал, когда встретил ее случайно в супермаркете…

Сайты знакомств все больше напоминали Кристине коровник с тоннами навоза, в котором нужно долго ковыряться, прежде чем откопается бриллиант. Или не откопается. И то верно: откуда взяться бриллианту в коровнике?

По крайней мере, этот был точно не он.

Распрощались мило – Кристина в свои тридцать с хвостиком так и не освоила дзен, как отказывать резко и одним махом, поэтому, посулив авансы, вернулась домой и попросту заблокировала кандидата. Очевидно, парень нуждался в психотерапевте, а не в девушке.

Ладно, кто там у нас на очереди?
Этот был старше. Судя по виду, точно знал, чего хочет. Кристина не была уверена, что готова к резким поворотам от «Привет, я Виктор» до «Может, поужинаем у меня?»

Поужинали в итоге в ресторане. Прошлись. Поцеловались. И тут выяснилось, что он женат. А еще – гордый автор сборника эротических стихов. И один вот как раз завалялся в сумке. Дарю. Напишешь потом свое мнение. Да что там потом, я вот прямо сейчас тебе продекламирую наизусть.

Кристина слушала о райских вратах и нефритовых стержнях, едва сдерживаясь от глупого девчачьего хихиканья. И думала, где же она так провинилась, и чем навредила своей карме.

Пообещала поэту оригинального жанра написать развернутую рецензию, позволила поцеловать себе руку – и на этом их знакомство было окончено.

***
На следующий день с невеселым скепсисом пролистывала анкеты. Складывалось впечатление, что сайт собрал всех социофобов и социопатов в городе Киеве. Не то чтобы она искала принца на белом авто – после мучительного разрыва хотелось легких, ни к чему не обязующих знакомств. Просто свиданий. Чтобы почувствовать себя живой, вернуть искорки взгляду. Хотя глубоко внутри жила надежда: а вдруг?

Но ни одна из встреч пока не приносила радости. А еще – эти бестактные вопросы: «А сколько времени вы были вместе? А почему расстались?»

Считается, что это нормально – спрашивать о причинах разрыва на первом свидании. Но Кристина не могла понять, почему должна говорить о таких личных вещах с абсолютно незнакомым человеком. Чтобы развлечь его интересной историей? Чтобы сразу указать на болевые точки и проблемы, которые ее волнуют?

Сами мужчины, впрочем, не стеснялись в откровениях. Прямо и пространно рассказывали о своих экс-подругах, вываливали все застарелые обиды на столик перед Кристиной, как нестираное белье из плетеной корзины. А потом с мазохистским удовольствием перебирали каждую вещь, выискивали самые грязные и показывали ей в надежде на добрые сочувствующие уши.

Постепенно она становилась все более циничной. И с неприятным удивлением обнаружила, что уже почти не верит в любовь. По крайней мере, в собственной жизни.

***
Он написал, как и десятки других таких же иностранцев. «Привет, у тебя красивая улыбка. Буду рад пообщаться».

Кристина подперла щеку рукой и задумчиво пролистала фото: ну, неплохо. Высокий, симпатичный. Лицо доброе. А еще безумно похож на мальчика Анжика, мулата, который учился с ней в первых классах. Анжик (а точнее Диатулу Стев Анж) сидел за первой партой. Он был классным, умным, угощал всех жвачками, которые присылал ему отец из Франции, и танцевал брейк на голове. Кристина слегка увлеклась им в десять лет. Но потом перевелась в другую школу, и связь оборвалась. Хотя ее история с ребятами, имеющими африканские корни, на этом не закончилась.

Когда подросла и поступила в университет, замечала, какой интерес вызывает у них. Сама в ужасе отшатывалась: еще чего не хватало! Темнокожие парни пугали, были слишком настойчивыми, и в целом казались дикими. Хотя пару раз она встречала настоящих красавчиков с такими фигурами и чертами лица, что в обморок можно упасть. Но не решалась перейти черту. Менталитет, культура, и что скажут подруги… А родители?!

Но сегодня вдруг решилась. Ответила на его сообщение. Договорились о встрече.
Весь день провела в тревожных сомнениях. Пойти на свидание или нет? А вдруг он опасен? А вдруг ее кто-то с ним увидит? Среди ее знакомых не было ни одной девушки, которая встречалась бы с африканцем. И с чего она решила, что это хорошая идея?

С другой стороны, два вечера подряд сомнительной поэзии, пивные животики и даже целые животища, бесконечные истории разводов и ненависти-любви к жестоким женщинам… Пожалуй, встреча с иностранцем, который даже пишет с акцентом, станет приятным разнообразием.

***
На встречу она опоздала на сорок минут. Предупредила его, и получила обещание подождать. Ничего, решила про себя, если не дождется, так тому и быть. Все равно идея сумасшедшая.

Он дождался. Восхищенная улыбка, открытое лицо с полными губами и широким носом, и что-то детское в глазах… Он совсем не пугал ее.

Говорил мало, но неплохо. Был спокоен и уверен в себе. И конечно, никаких стихов.
Кристина решила, что это просто эксперимент. Так, для галочки.

А потом началось безумие. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. Вдруг оказалось, что все ее представления о том, что значит быть женщиной, до боли наивные.

Она клала голову ему на плечо и закрывала глаза, не думая ни о чем. Он называл ее «моя красота», брал за руку и вел куда-то – ей было все равно, куда. Он что-то говорил, и она соглашалась. Пьяная и отрешенная, она парила над раскаленным городским асфальтом, не замечая ничего вокруг. Даже восхищенных возгласов мужчин, которые каким-то инстинктивным чутьем выискивали ее в толпе по одной только походке или блаженной улыбке.

Взахлеб рассказывала о нем подругам – они все предостерегали ее. Говорили, что нужно быть осторожнее. Что можно заразиться СПИДом, забеременеть, заиграться… Кристина знала, что они правы. Это пора прекратить. Да и он видит в ней только физическую женщину. Ему нет дела до того, чем она живет, дышит. Неинтересно, что у нее в голове. И в принципе он не способен ее понять. Подруги правы. К тому же для него это так, легкая интрижка. В Интернете она читала множество историй о том, как африканцы бросают украинских женщин, со смесью жалости и превосходства смотрела на одиноких мамочек темнокожих детей.

Однажды, купаясь в озере, увидела юную пару – мальчика и девочку-мулатку лет семнадцати. Девочка спрашивала:
– Ты не боишься, что тебя со мной увидят? Что все подумают?
А он гордым рыцарем отвечал:
– Мне все равно! Это наше с тобой дело.

Представила себе, как тяжело будет ребенку, если вдруг он родится от такой связи. И снова подумала, что надо это прекратить. Несмотря на парение, счастье. На то, что рядом с ним у нее отключалась голова от всех забот и проблем. Пора нажать на «стоп».

***
Случай подвернулся, спустя два месяца после их первой встречи. Однажды утром, отсыпав кошке корма, Кристина обнаружила, как к ней в тарелку бодрым шагом деловито шествует… таракан! Крики, истерика, дрожание рук от гадливости. У Кристины никогда в жизни не водилось рыжих «друзей», а вот у ее неутомимого принца из Конго на съемной квартире был целый зверинец. Искать источник инвазии долго не пришлось.

Она объявила ему в переписке, что между ними все кончено. Что она готова смириться со многими вещами, но не с тараканами в своей квартире. И что он, конечно, ни в чем не виноват, но на этом точка.

И заблокировала, удалила его во всех мессенджерах, соцсетях – вообще везде. Чтобы не было искушения написать снова.

Решила для себя, что один таракан – не самая высокая плата за такой волшебный, но бесперспективный роман. И забыла о своем приключении.

***
А дальше было примирение с бывшим. В течение трех мучительных месяцев они пытались наладить отношения. Но старые ранки сочились все сильнее, пока не прорвало. Ужасный скандал. Окончательное решение. Два месяца Кристина жила, как во сне. Чтобы заставить себя жить, попробовала опять ходить на свидания. Даже встретилась с парой африканцев – во-первых, она его, конечно, не забыла. Во-вторых, почему-то казалось, что если он был таким, то и все остальные с его континента не хуже. Глупая ошибка. Еще и с ноткой расизма. Вспоминала о нем с тоской. Но сама так скрупулезно, с хирургической точностью, его вырезала из своей жизни, что теперь и захотела бы – не нашла. И что за нелепая привычка – блокировать, чуть что не так?

Хотя неважно. Прошло полгода с их последней встречи. Он, наверное, уехал в Канаду к дяде, как собирался. Или нашел себе кого-то. Такой горячий парень вряд ли надолго задержится один.

Он ведь все время говорил, что настроен на семью и детей. Кристина была уверена, что цель у него не самая благородная: «сделать» местной девушке ребенка и поселиться у нее в квартире, решив все свои жилищные проблемы. Таракан помог ей избежать этой предсказуемой и жалкой участи. Она не верила ни единому его слову. Лишь знала, что с ним счастлива. И теперь, собирая осколки себя по полу, заедая боль под бокал вина перед телевизором, с тихой нежностью думала о своем тайном любовнике, который когда-то перевернул ее мир. Хотя его черты и смазались в ее памяти.

***
С бывшим они нашли точку опоры. Общались, как друзья. Но Кристина не допускала и мысли о том, чтобы сойтись снова. Слишком много боли принесли ей эти отношения. Больше, чем радости.

В один сентябрьский день вдвоем вышли из ее подъезда. Светило теплое солнышко. Кристина подставила ему лицо, улыбнулась. Окинула взглядом пространство перед собой: на лавочке у подъезда сидел симпатичный темнокожий парень. И смотрел прямо на нее.

«Он?!» – проскочила удивленная мысль. Нет, не может быть. Полгода – слишком долгий срок. Просто похож. Прошла мимо него, обернулась. Он тоже обернулся и теперь, улыбаясь, с откровенным интересом смотрел ей в глаза.

Кристина ощутила какое-то лихорадочное беспокойство. Она была уверена, что это просто незнакомый симпатичный африканец. Интересно, он снял жилье в ее подъезде? С досадой подумала, как нехорошо, что он видел ее с бывшим. Теперь подумает, что она замужем, что, конечно же, не так…

Одернула себя: ты же не собиралась больше в это ввязываться! Забудь.

Но все три часа, пока они ходили по делам, думала только об этом парне. И дыхание перехватило, когда вернулись, а он по-прежнему сидел на лавочке. С той разницей, что на нее он больше не смотрел.

***
После этой встречи мысли о прошлом не оставляли ее в покое. Настолько, что, покопавшись в телефоне, она все-таки нашла его номер. И опешила. Что теперь делать?

Вечером написала банальное: «Привет! Как твои дела?» – и легла спать.

Наутро первым делом кинулась стирать сообщение. Но было поздно. Он ответил.

(Продолжение следует).


Гарна стаття, чи не так? Поділіться з друзями!

Facebook