Категорії
Аптеки Світу

Лляний ковпачок врятував від «галльської хвороби»

«Я навчу вас, яким чином, якщо ви побачили прекрасних сирен і лягли з ними в постіль, уберегтися від галльської хвороби», – так починалася лекція відомого анатома Габріеля Фаллопіо, яку він прочитав у Падунському університеті. Він перший, хто розповів студентам про презерватив.

Сифіліс страшніший за чуму

У ті далекі часи, коли жив видатний анатом Габріель Феллопіо, сифіліс (він же «галльська хвороба») здавався людям страшнішим за чуму. Чому? Відповідь проста і передбачувана: ефективних ліків не існувало, а зупинити це захворювання і його поширення, оголосивши карантин, неможливо. З доступних засобів, якими намагалися лікувати себе відважні пацієнти, – була лише ртуть. Але нею труїлися і при цьому не мали жодних гарантій на одужання.

Особливо беззахисними перед галльською хворобою були жінки. Заміжніх не рятувала їхня власна вірність. Адже дуже часто чоловіки, вирушаючи в походи або робочі подорожі, зустрічалися з «найпрекраснішими сиренами». Тому, щоб уберегти себе від «зарази», багато дружин роками відмовляли рідним чоловікам у близькості. А ось куртизанки ризикували ще більше. Але, як сказав одного разу Габріель Фаллопіо, «куртизанки теж мають душу, і негоже їх заражати».

Куртизанки теж мають душу, і негоже їх заражати», – сказав одного разу Габріель Фаллопіо.

Полотняна сумка?

Теорія Фаллопіо про «галльську хворобу» зводилася до того, що після сексу на шкірі здорового чоловіка залишалися «гнильні частки» хворої людини і вони в’їдалися в пори шкіри, що і призводило до нещастя – здоровий теж починав гнити. Тому для безпечного походу до куртизанок винахідливий Габріель зшив зручну полотняну сумку за формою стегна, до того ж «таку велику, щоб у ній можна було носити цілу аптеку». Найімовірніше, в ній носили те, що ми сьогодні називаємо антисептиком.

За рекомендацією Фаллопіо, перед статевим актом слід було спочатку очистити одяг «прекрасної сирени», а також, якщо є можливість, і її лоно. Після чого застосовувався головний винахід – лляний ковпачок, який надягався на головку члена і міцно зав’язувався. Звичайно, той перший презерватив не захищав від небажаної вагітності, як це роб­лять «сучасні». Але хіба ж це проблема порівняно із сифілісом, від якого і захищав цей диво-ковпачок.

Майже чарівне зілля

Потрібно відразу сказати, що найважливішою в цій справі була не стільки тканина ковпачка, скільки склад рідини, якою його просочували. Настраждавшись із ртуттю, європейські лікарі поцікавилися, чим лікуються на батьківщині сифілісу – у США. Виявилося, що смолою гуаякового дерева, яке росте на Ямайці.
Фаллопіо кип’ятив тирсу гуаякової деревини, змішував відвар з товченим коренем тирличу, сиропом алое та іншими традиційними ліками. Потім лляний ковпачок вимочував у відварі і добу сушив у тіні. Після використання презерватив потрібно було обов’язково обробити галунами та іншими їдкими речовинами.

Секрету з цих маніпуляцій Габріель не робив, адже важливо було скоріше розповсюдити презервативи, щоб впоратися з епідемією. Випробування розпочали в березні 1555 року. Список усіх 1100 учасників експерименту зберігався в архіві герцога Падуанського. Звіт про ці клінічні дослідження опублікували 13 листопада 1563 року. Відомо, що ті, хто дотримувався інструкції, зберегли своє здоров’я.

Пізніше з’ясувалося, що за презервативом потрібно було уважно доглядати. Тому що через часте використання їдких рідин захисні функції могли знизитися і почати пропускати «хворобу».
Злі язики говорили, що лляний ковпачок «захищає від задоволення, як лати, а від захворювань – як павутинка». Але нічого кращого до появи латексу Європа не знала.

за матеріалами книги Михайла Шифріна
«100 рассказов из истории медицины»

Категорії
Аптеки Світу

Фармасказки об Аляске

Каково работать фармацевтом при температуре -62 °C? Как это невозможно? А в самом северном штате США такие показатели были зафиксированы. Правда, всего лишь однажды. Но в местности, где насчитывается около 10 тысяч ледников, а треть территории расположена в пределах Северного Полярного круга, все же совсем не жарко и не слишком людно. А еще в некоторых городах здесь по три месяца длится полярная ночь, а потом – полярный день. И когда стоит этот самый день, тыквы вырастают до чудовищных размеров! И внезапно карета Золушки перестает казаться выдумкой. В преддверии Нового года заглянем за снежную завесу и выясним, как живется коллегам на далеком севере.

Не выбрасывайте лосей!

Необычные условия на Аляске создают причудливый морозный узор, который покрывает всю местность тонким напылением и создает флер загадки. Ну, или если менее поэтично, у северного штата Северной же Америки есть масса особенностей, которые нам, обычным людям из Украины, не понять.

Например, в одном из городов на Аляске мэром на протяжении более чем 15 лет был кот. Нет, серьезно – самый обычный кот по кличке Стаббс. В столицу штата, город Джуно, невозможно попасть по автомобильной дороге – таковой попросту не существует. Машины в Джуно перевозят только на паромах. Также в этот город можно попасть на самолете.

И, кстати, о самолетах: в штате действует запрет на выбрасывание лосей из летящего самолета. Да, и будить спящего мишку, чтобы сделать селфи, тоже не советуют. Законодательно.

А теперь попробуем себе представить, что же происходит в аптечном сегменте такого интересного штата?
Заинтригованы? И не зря!

Деньги и вечная мерзлота

Первый и самый очевидный вопрос: а на Аляске вообще есть аптеки? А то издалека складывается впечатление, что эта местность – безлюдное продолжение Северного полюса.

Аптеки есть. Если точнее, 126 аптек на 732 тыс. жителей, согласно последней переписи населения США. Все аптеки – частные. В аптеку ежедневно поступает препаратов на сумму $30-40 тыс. Из них только 10 % – безрецептурная группа. Наценка на лекарственные средства составляет в среднем около 25 %.

Разбросаны аптеки по всему штату. И тем не менее остаются районы, где получить необходимую помощь или купить нужные препараты очень сложно. Естественно, в таких условиях спрос на услуги фармацевтов очень высок. И зарплата – самая завидная по всей стране: $139 880 в год.

Даже в Калифорнии, где коллеги тоже не бедствуют, зарплаты ниже. А в среднем по США фармацевты получают $133 014 в год, то есть почти на $7 тыс. меньше.

Вообще, высокие зарплаты на Аляске – дело обычное. Так сказать, вредные условия труда. Климат сложный, случаются сильные землетрясения, есть действующие вулканы, ледники еще эти… Однажды ледник обрушился в озеро и вызвал волну, высотой более 1,5 км! Но главное – Аляска была и остается самым богатым и по совместительству самым дорогим штатом Америки. И цены здесь такие, что граждане США, прибывшие из других мест, не успевают делать большие глаза от удивления. Поэтому, если вдуматься, бонус для фармацевтов не столь уж велик…

Неудивительно, что он не слишком помогает увеличить число желающих работать на залежах золота и нефти: согласно данным Ассоциации фармацевтов Аляски (AKPhA), в штате насчитывается всего около 300 фармацевтов и технических специалистов (то есть помощников фармацевта).

Напрашивается вывод, что при такой нехватке аптечного персонала в штате процветает самолечение и народная медицина.

В каком-то смысле так и есть… Тем более что во многие районы штата можно добраться разве что на собачьей упряжке.

Как-то вы подозрительно выглядите…

Очень специфическое отношение на Аляске к некоторым наркотическим и опиоидным веществам. Конечно, насчет самолечения – это шутка.

Однако нефтяной штат – один из немногих в США, где разрешена продажа марихуаны в рекреационных целях.

Кроме того, Аптечный совет Аляски (Alaska Board of Pharmacy), активно выступил в пользу обеспечения пациентам законного доступа к опиоидам.

Причиной такого неравнодушия названо нежелание большинства местных фармацевтов отпускать контролируемые вещества даже по рецепту и без признаков подлога или обмана.

Аптечных работников на Аляске призвали проконсультироваться с врачом, прежде чем отказывать пациенту в назначении опиоидов.

Кстати, это такая «фишка» американских аптек – отказывать клиентам, если запрос каким-то образом оскорбляет религиозные или моральные принципы фармацевта. Широко известны скандалы вокруг отказов продавать в США противозачаточные таблетки «следующего утра». А теперь ситуация усложнилась и в сегменте опиоидов.

Официальные лица Аляски призывают аптеки штата работать в тесном контакте с лицами, выписывающими рецепты, для обеспечения надлежащего отпуска опиоидов пациентам.

А мы-то думали, у нас «хромает» связь в цепи «врач – фармацевт – пациент»… С другой стороны, на Аляске пиццу приходится в некоторые районы вертолетом доставлять… Так что вряд ли стоит на нее ориентироваться в вопросах связи.

Тонкий момент: право фармацевта отказать в продаже опиоидов закреплено на законодательном уровне.

В Управлении по злоупотреблению психоактивными веществами и профилактике зависимости Аляски по этому поводу отметили, что в ходе работы по борьбе с эпидемией важно сохранять взвешенный подход в ответных мерах, продолжая уделять внимание чрезмерному назначению и употреблению запрещенных веществ. В конце концов, жители Аляски, соблюдающие рекомендации по лечению, должны получать лекарственные средства, необходимые для лечения хронических заболеваний.

А что насчет COVID-19?

Ну, куда же без него сегодня!
Конечно, интересен опыт американских коллег из заснеженного штата в части мер, направленных против всеми «нежно любимого» коронавируса.

Согласно последнему опросу фармацевтов Аляски, 63 % из них хотели бы, чтобы тестирование на COVID-19 стало массовым – и назальное, и на антитела к коронавирусу. 93 % аптечных работников поддерживают иммунизацию от COVID-19.

Что касается «огненного» в уходящем году запроса: «Дайте хорошее противовирусное», то примерно в трети случаев на Аляске повторяется ситуация с опиоидами: 37 % фармацевтов говорят, что для отпуска таких препаратов им нужно дополнительное образование или особая подготовка. А еще 39 % нуждаются в доступе к технологиям для выставления счетов и документирования предоставленных услуг.

И это не потому, что американские фармацевты не в состоянии принять решение. Просто так они стараются обезопасить себя от возможных претензий и исков в суд со стороны посетителей аптеки. Ибо один раз поможешь без соответствующего документа – и все, карьеры нет, и ты должен много денег.

Основным препятствием для аптек в плане реагирования на COVID-19 сегодня является неспособность покрыть расходы на предоставление своих услуг. Фармацевты на Аляске готовы удовлетворить потребности в препаратах, связанные с COVID-19, если государственные и частные страховые компании помогут устранить эту проблему.

Проще говоря, запрос так велик, что деньги от страховых компаний не успевают приходить на счета аптек Аляски. И финансовая нагрузка живо ложится «на плечи» аптечных учреждений.

В целом коллеги самого большого штата США очень активны в плане борьбы с коронавирусом. И просят больше актуальных материалов и инфографики. Особенно их интересует наглядная информация на тему, что может и должен делать фармацевт во время пандемии.

Что касается общей ситуации с вирусом, то на протяжении 2020 года было зарегистрировано 3484 подтвержденных случая COVID-19 у жителей Аляски, 1044 предполагаемых случаев выздоровления, 141 госпитализация и 25 смертей среди людей, пострадавших по всему штату.

Волшебство севера

Вернемся к началу: так каково же быть фармацевтом на Аляске?

Как мы видим, довольно прибыльно, экзотично и в то же время – сложно.
Фармацевтов не хватает, поэтому они высоко востребованы, профессия уважаемая. Но разбросанность населенных пунктов, высокая нагрузка на одного специалиста, проблемы связи с «большой землей» создают свои трудности.

В любом случае аптечная сеть Аляски является частью фармации США, которая работает по строгим стандартам, давно ставшим ориентиром для аптек других стран. Так что все очень неплохо.

И, пожалуй, именно здесь, среди снегов и льдов, можно встретить Санта-Клауса на санях и проникнуться атмосферой настоящего снежного Рождества. Само собой, в его американской версии.

Источники: mustreadalaska.com; pharmacist.com; alaskapharmacy.org; japha.org; datacenter.commonwealthfund.org.

Категорії
Аптеки Світу

Аптечний октоберфест

Золоту осінь немов спеціально створено для фармацевтів – саме на цю пору припадають відразу два професійні свята, які ми відзначили у вересні. А зараз доречно згадати про країну з найдавнішими аптечними традиціями, яку за її успіхи у фармбізнесі називають «аптекою світу» (просто як нашу рубрику!) – про Німеччину. У жовтні тут відбувається славнозвісний пивний фестиваль, який у 2020 році зі зрозумілих причин скасовано. Але хоча двері до країни ковбас та пива поки що закриті, можна зазирнути тихенько крізь шпаринку і з’ясувати, які ж вони, німецькі аптеки? Невже настільки зразкові, як кажуть? Або ж причин для комплексів у нас немає…

Чого бракує Німеччині?

Чи не такі вони й зразкові, як здається здалеку?

Звісно, фармацевтична освіта є дуже серйозною. Так, вимоги до аптечного працівника подекуди космічні. І стандарти обслуговування в аптеках високі.

Але є й низка недоліків.

Зокрема, брак лікарських засобів. Останніми роками це стало справжньою проблемою. Періодично люди не можуть купити деякі онкологічні препарати, аспірин в ампулах, а іноді навіть найпростіші таблетки, наприклад, ібупрофен.

Серед причин експерти ринку називають практику лікарняних кас, у яких застраховані 73 із 83 млн мешканців Німеччини (в решти – приватні страховки). Для учасників державної програми всі рецептурні препарати оплачують лікарняні каси, де вони застраховані. А ті своєю чергою нерідко домовляються з окремими фармкомпаніями про знижки на конкретні медикаменти, які виписують пацієнтам лікарі, й оплачують тільки ці медикаменти.

У результаті лікарям доводиться виписувати, а аптекам – продавати тільки препарати певної компанії, яка дає лікарняній касі знижку. Аналоги конкурентів перестають мати попит і, як наслідок, вони припиняють виробництво. Якщо ж у компанії – майже монополіста несподівано виникають проблеми, то замінити його продукцію просто нічим. Ось і виникає дефіцит.

Ще одна причина нестачі лікарських засобів – розміщення потужностей фармпідприємств у Китаї та Індії з метою знизити витрати виробництва. На цей час майже 80 % вихідної сировини виробляється в цих двох країнах. І якщо де-небудь на фабриці в Китаї або Індії трапляється аварія –  виникає серйозна проблема. Адже із 500 рецептурних препаратів, віднесених у Німеччині до життєво важливих і необхідних, 300 виробляються лише трьома компаніями. Якщо виникають перебої з виробництвом на одному підприємстві або якість не відповідає стандарту, то опиняється під загрозою все постачання ліків.

Інша причина пов’язана власне з аптеками. Починаючи з 2017 року, німецьких аптек щорічно стає менше на 1,6 %, а це 325 аптек на рік. Сьогодні аптечних точок у Німеччині настільки мало, як не було із середини 1980-х. Їхня щільність знизилася із 24 до 23 аптек на 100 тис. мешканців і тепер є значно нижчою за середній показник по ЄС.

Відповідно, кількість власників аптек скоротилася із 15 236 до 14 882. Їхні компанії разом із 4541 філією становлять 19 423 аптеки. Але на те є причина, і ім’я їй – перенасиченість ринку.

Така ось математика. І висновок про те, що на аптечному сонці теж є плями.

Таблетки на смак і колір

У німецьких аптеках продаються приблизно 4 тис. видів таблеток. Найменша – 4,5 мм у діаметрі, найбільша (капсула для зміцнення імунітету після трансплантації внутрішніх органів) – розміром понад 2,5 см. Більшість таблеток – круглі або овальні (такі легше ковтати), але трапляються варіанти й у вигляді сердечок або квіточок. Вони різного кольору, хоча переважають білі: їх дешевше виробляти.

Дослідження показали, що червоні таблетки є привабливішими для сердечників і пацієнтів з високим тиском, блакитні – для тих, хто потребує заспокійливого, природні лікарські засоби охочіше купують, якщо вони зеленого кольору.

Вогонь, вода, мідні труби та інші випробування

Що ж, про складне поговорили. Можна перейти до більш приємної теми якісної фармацевтичної освіти. Настільки якісної, що багато студентів не витримують і кидають навчання, не встигнувши розпочати.

Що ж їх лякає?

Спочатку майбутні фармацевти протягом чотирьох семестрів вивчають основи ремесла з упором на біологію, хімію, фізику і математику, після чого складають перший державний іспит. На наступному етапі студенти вивчають вузькоспрямовані дисципліни: фармацевтичну хімію, біологію, фармацевтичні технології, фармакологію та клінічну фармацію.

Потім на них чекає другий державний іспит. Останній рік навчання присвячений практиці. Перші шість місяців – обов’язкове стажування в аптеці, наступні шість – стажування на вибір (в аптеці, у страховій компанії, на фармацевтичному підприємстві або в науковій лабораторії). Після цього настає час третього державного іспиту і… залишається ще один – апробація, усний тест, що оцінює навички консультування відвідувачів аптек.

Отримати ліцензію, яка дасть право працювати самостійно, можна тільки після успішного проходження всіх цих випробувань. Тож, стати ліцензованим фахівцем за п’ять років вдається не всім: програма насичена, заняття тривають із 9 ранку до 6-7 вечора, до того ж великий обсяг інформації студенти мають опрацювати самі. Поєднувати такий напружений графік із роботою практично неможливо. Тому студенти, які не мають джерела доходу, змушені розтягувати навчання на більш тривалий термін. На щастя, система це дозволяє. А ось заочного навчання для фармацевтів у Німеччині не передбачено: багато занять відбуваються в лабораторіях.

Навіщо ж такі муки?

А ось тут можна починати заздрити. Справа в тому, що професія фармацевта у країні середньовічних замків відкриває не тільки можливості гідного заробітку, але й розкішні кар’єрні перспективи. Робота в аптеці – лише одна з них. Також можна консультувати лікарів з питань фармакотерапії, влаштуватися до страхової компанії або на фармацевтичне підприємство – не де-небудь, у Німеччині! Або навіть відкрити власну аптеку. Хоча з цим, як ми бачимо, останнім часом складніше.

Нарешті, німецькі фармацевти непогано заробляють: їхні зарплати входять до десятки найвищих серед колег у світі. Середній річний дохід німецького фармацевта становить приблизно $44 800.

Хто-хто за віконцем живе?

Попри те що лави німецьких аптек злегка порідшали, їх все ще багато. У Німеччині аптеки всюди. Вони причаїлися в старих будинках і нових торгових центрах, у тихих вуличках і біля станцій метро. Їх може бути кілька на одну вулицю і не бути жодної на цілий район. Здебільшого це чисті світлі приміщення, не дуже великі й не дуже маленькі, на одну або дві каси, за класикою заставлені різнокольоровими коробочками з ОТС-препаратами.

Побудова німецьких аптек точна й логічна, як годинник. Керує аптекою власник або менеджер, якому вистачило терпіння отримати фармацевтичну освіту. При цьому він займається тільки адміністративною роботою і стежить за тим, щоб усі юридичні норми виконувалися. Це важливо, суди нікому не потрібні.

Фармацевти – працівники першого столу відпускають ліки і консультують пацієнтів з питань їхнього застосування. Виписуючи рецепт, лікар вказує тільки діючу речовину і дозування, а який саме препарат видати хворому, визначає вже фармацевт.

Крім того, в штаті кожної аптеки є технічні помічники – фахівці, які вивчали професію протягом 2,5 року і ще не отримали диплом та ліцензію. А ще є співробітники, які займаються організаційними питаннями. Вони відповідають за замовлення препаратів та їхню доставку, перевіряють накладні та рахунки медичного страхування.

На складі середньостатистичної німецької аптеки зазвичай утримується приблизно 10 тис. різних найменувань препаратів, тож такий працівник зобов’язаний стежити, щоб потрібні найменування завжди були в наявності, до того ж закуповувалися за вигідною ціною.

Відмінність менталітетів

Німцям дуже подобається лікуватися. За кількістю скарг на здоров’я вони – чемпіони світу. І це при тому, що тривалість життя в Німеччині – одна з найвищих. Проте до лікарів німці звертаються частіше, ніж будь-хто: в середньому 17 разів на рік. А до фармацевтів – набагато частіше.

Роль колег у країні квітів величезна. Так, саме до них приходять люди з легким нездужанням – до лікарні звертаються вже з більш серйозних питань. Фармацевт в окремому кабінеті вимірює тиск, проводить експрес-аналіз крові і надає свої рекомендації. Однак порадити він може тільки безрецептурні препарати, асортимент яких у Німеччині не такий вже й широкий. Майже 80 % ліків аптеки відпускають за рецептами.

Цікаво, що, володіючи певною владою в частині рекомендацій, німецький фармацевт не зацікавлений продати дорожчий препарат. Справа в тому, що, згідно із законом, припустима націнка на недорогі лікарські засоби становить 70 %, тоді як на дорогі – не більш як 30 %. Таким чином, доступним препаратам надано зелене світло.

Ще один факт, незвичний для українців: аптеки працюють суворо п’ять днів на тиждень, із 9:00 до 18:00. Цілодобово відкрита тільки чергова аптека, одна на район. Здається, що це незручно для споживачів і невигідно для самих аптек. Однак завдяки чітко працюючій системі пацієнти завжди своєчасно отримують необхідні ліки (коли вони є в наявності). Найчастіше відвідувач потрапляє до фармацевта з рецептом від лікаря, термін придатності якого становить 12 годин, а в деяких випадках він може бути продовжений до 24 годин.

Аптечні мережі в Німеччині заборонені. Власник закладу, крім основного відділення, може відкрити тільки три додаткові у своєму або сусідньому районі. Їхнім управлінням займаються ліцензовані фармацевти, а головною аптекою він має керувати сам. Довірити її іншому фахівцеві дозволяється лише у виняткових випадках: якщо власника призвано до армії, досяг пенсійного віку, серйозно захворів або не може більше працювати.

Назви мене правильно!

За даними Süddeutsche Zeitung Magazin, для німецьких споживачів привабливішими є препарати, в назві яких є букви Z і X (ікс). Дослідження показали, що люди підсвідомо асоціюють їх з науково-технічним прогресом. Тож зовсім не випадково в назві кожного п’ятого лікарського засобу, що отримав допуск на німецький ринок в останні 30 років, є букви Z або X.

***

Загалом аптеки Німеччини – відмінна школа для перфекціоніста, який хоче стати ідеальним фармацевтом. Тут вимагають по максимуму, але тією ж мірою і платять. І не тільки грошима, але й повагою, і довірою споживача. А ось чи є бажання йти до цього статусу через такі терни, чи український підхід все ж таки є м’якшим і приємнішим, – тут кожен вирішує для себе сам.

Джерела: Süddeutsche Zeitung; Reuters; дані BfArM; Bundesvereinigung Deutscher Apothekerverbände.

Повний список джерел наявний у редакції.

Категорії
Аптеки Світу

Аптеки Франції

Напередодні 14 лютого не потрібно багато думати над питанням, яка країна є найромантичнішою у світі – відповідь очевидна. Проте, окрім любовного серпанку, коштовних парфумів та високої моди, Франція може похвалитися й розвиненим фармацевтичним сектором, що задає тон усьому аптечному ринку на континенті. З огляду на прагнення українських аптек до європейських стандартів досвід колег-французів є дуже корисним. І хоча 8 років тому в журналі «Рецепти аптечних продажів» ми вже говорили про аптечний ритейл країни мушкетерів, нині настав час огляду багатьох цікавих змін, що відбулися з того часу.

Тренд 1. Зниження цін на ліки

До речі, улюблений тренд усіх споживачів світу, і в Україні він також дуже сильний. Франція в цьому питанні попереду планети всієї: починаючи з 2016 року, батьківщина Коко Шанель наполягає на необхідності всесвітнього посилення контролю за вартістю лікарських засобів з метою забезпечення більшої доступності життєво необхідних препаратів.

Наразі Франція ініціює боротьбу з непомірними цінами на інноваційні препарати, не маючи наміру позбавляти при цьому провідні фармацевтичні компанії, такі як Pfizer, Sanofi і GlaxoSmithKline, фінансового стимулу для нових розробок. Протягом останніх років Франція знизила ціни на ліки на 100 млн євро. Аналітики фінансової корпорації Citigroup прогнозують, що зниження цін на ліки в одній з провідних європейських країн може сягнути 5–10 %.

Тренд 2. Зелені фармкомпанії

Згідно зі щорічним рейтингом журналу Newsweek, опублікованим на основі дослідження спільно з Corporate Knights Capital, 2 із 10 найбільш екологічно дружніх фармацевтичних компаній світу розташовані у Франції – це Sanofi та Essilor International. Компанії оцінювалися за проявами корпоративних соціальних ініціатив у сфері захисту довкілля. Учасниками стали 500 найбільших компаній світу.

Тренд 3. Боротьба із самолікуванням

Усі знають, що безвідповідальне самолікування – це погано. Але французькі колеги підрахували, що таке «погано» у цифрах. За результатами Моніторингу використання лікарських засобів виявилося, що у Франції щорічно неправильне застосування препаратів коштує населенню більш ніж 10 млрд євро.

Багато французів зловживають психотропними препаратами, приймаючи їх у 2-7 разів довше, ніж необхідно. Крім того, безконтрольно приймають таблетки для зниження ваги, під впливом істерії у ЗМІ вакцинуються, навіть коли це не потрібно – в останньому випадку велику роль відіграє любов французів до лікування і, що зовсім парадоксально, надмірне піклування про своє здоров’я. У будь-якому разі, уряд планує низку заходів з метою зменшення зловживання ліками.

Тренд 4. Уколи в аптеці

Наразі французькі аптеки розширюють сферу діяльності: тепер вони будуть не тільки реалізувати ліки, але й робити щеплення від грипу.

Протягом двох років ініціативу тестували. Експеримент виявився успішним: якщо до його початку кількість зроблених щеплень у французькому регіоні Нова Аквітанія становила 60 тисяч, то з підключенням до процесу аптек вона збільшилася до 180 тисяч. У Жиронді вдалося підняти показники з 20 тисяч до 60 тисяч щеплень.

Аптечна кампанія проти грипу триває протягом всієї зими 2020 року. Взяти в ній участь може будь-яка аптека, де є спеціальні ізольовані приміщення, а також співробітники, які пройшли відповідне навчання. Таким чином, тепер кожен француз, починаючи із 6 місяців, може зробити щеплення в аптеці.

Ідея підключити аптеки до вакцинації населення не є винятково французьким винаходом. Зокрема, в Австралії протягом кількох останніх років спеціально навчені фармацевти роблять щеплення від грипу, а також від дифтерії, правця та кашлюку.

Тренд 5. Продаж ОТС-групи в супермаркетах

Звісно, тенденція не нова, але Франція впродовж тривалого часу не приєднувалася до країн, де ліки можна було просто покласти до візка з продуктами. Нині це змінилося.

Генеральна інспекція фінансів Франції (IGF) скасувала заборону на продаж безрецептурних лікарських засобів і тому аптеки позбулися монополії. На думку чиновників, конкуренція сприятиме тій самій меті – зниженню цін на ринку.

IGF вважає, що ринок має бути відкритим для безрецептурних препаратів, що не підлягають компенсації з боку державного медичного страхування.

Зараз поза аптеками реалізуються препарати Paracetamol, Spasfon, Neurofen та Humex.

Тренд 6. Прозорі дані про ефективність ліків

МОЗ Франції зобов’язало виробників лікарських засобів вказувати на упаковці відсоток ефективності зазначеного медикаменту. Ця інформація закріплена на спеціальному коді.

Згадане нововведення – один зі способів покласти край зловживанню фармацевтичною продукцією серед французів. Автори ініціативи зауважують, що тепер споживачі лікарських засобів читають не лише список побічних ефектів, залишаючи за кадром іншу частину пояснення до лікарського засобу.

Противники проекту стверджують, що упаковки з препаратами і без того переповнені інформацією. До того ж кожен препарат можна зарахувати до категорії умовно неефективних, але це аж ніяк не означає, що він поганий і не допоможе в конкретному випадку. Наразі дискусії тривають.

Тренд 7. Більш жорсткий контроль проведення клінічних досліджень препаратів

Ще одна ініціатива МОЗ Франції стосується вивчення впливу ліків на людей. Нещодавно було опубліковано плани щодо посилення правил проведення клінічних досліджень. Заходів вжито після того, як у процесі випробування експериментального лікарського засобу постраждали 6 учасників. Один з добровольців впав у кому і помер.

Виробника зобов’язали протягом місяця представити план заходів, які б гарантували, що подібні випадки не повторяться.

Розслідування з боку органів охорони здоров’я показало, що умови проведення клінічних досліджень відповідали чинному законодавству. Саме цей факт змусив законодавців замислитися над зміною нормативної бази.

Тренд 8. Заміна інноваційних ліків на генерики

Добре знайомий українцям тренд, пов’язаний з потребою в більш доступних ліках. У бюджеті охорони здоров’я Франції міститься положення, згідно з яким фармацевти в аптеках отримують право замінювати призначені лікарем патентовані біопрепарати на біоаналоги.

Цей захід дозволить знизити ціни на біопрепарати, хоча виробники, звісно, не в захваті від ініціативи. Як зазначив аналітик Маартен Мойленбельт з юридичної компанії Sidley Austin, інші країни ЄС можуть наслідувати приклад Франції, якщо цей захід виявиться ефективним.

За прогнозом IMS Health, у наступні 5 років біоаналоги дозволять французькому уряду заощадити 500 млн – 1 млрд євро. Водночас це означає додаткове навантаження на аптечного працівника, який між відпуском препаратів та уколами від грипу тепер мусить підбирати варіанти заміни.

Тренд 9. Високий рівень аптечного обслуговування

Конкуренція – це або причина закрити аптеку, або виклик, вважають французькі колеги. І вони знають, про що говорять. Кількість роздрібних аптек у Франції сягає 22,5 тисячі, тобто по одній аптеці на 2,5-3 тис. жителів країни. Через таке «перенаселення» аптек конкуренція між ними є дуже високою, тому власник кожної аптеки прагне не тільки мати широкий асортимент, а й запропонувати покупцям низку додаткових послуг та індивідуальний підхід в обслуговуванні. Будь- який запит клієнта – гарантія професійної консультації. До речі, саме сервіс робить французькі аптеки брендом.

Тренд 10. Натуральний асортимент

У Франції великий попит мають гомеопатичні засоби, і за наявності рецепта велика частина їхньої вартості покривається медичною страховкою. В асортименті аптек також багато фітопрепаратів та різних засобів на основі лікарських рослин: сухі лікарські трави і збори, ефірні та ароматичні масла, натуральна косметика і лосьйони. Інтерес до натуральних засобів пов’язаний зі звичкою французів дбати про себе та свою зовнішність, адже перше правило краси будь-якої француженки – здорова сяюча шкіра і щасливі очі. І, мабуть, це найкращій тренд, який може перейняти будь-яка жінка – провізор в аптеці.

Французька аптека у цифрах

 Франція посідає третє місце в Європі за випуском фармацевтичної продукції.

 74 % усіх французьких фармацевтів працюють в аптеках роздрібних продажів, при цьому понад половина з них – власники аптек.

 Середні витрати на ліки на душу населення у Франції становлять 525 євро на рік.

 У 2019 році у Франції проведено 928 клінічних досліджень.

Джерела: pharma-france.fr; Le Point; Lancet;

Newsweek’s Green Rankings; online.wsj.com;

firstwordplus.com; leparisien.fr. 

Категорії
Аптеки Світу Фарма-Шеф

Европейский фармрынок: вызовы и проблемы

Украинским бизнесменам, которым то и дело «закручивают гайки» отечественные политики, может показаться, что в цивилизованных странах дела вести проще. Это далеко не так: иногда аптечную розницу не в состоянии защитить ни главенство права, ни (относительно) чистые руки чиновников, ни так называемая честная конкуренция.

Давление со стороны государства на фармрынок – не только производителей лекарств, но также дистрибьюторов и аптечную розницу – сегодня выгодный «электоральный» козырь для любого правительства и политического течения. На этой теме более года спекулируют американские республиканцы с демократами, и вот эту же моду теперь переняла и лейбористская партия Великобритании. Но вообще, кому теперь в Европе жить хорошо? Можно лишь сказать, кому приходится тяжелее всего. Например, британские аптеки, только готовясь к «Брекзиту», сейчас переживают очередной кризис с нехваткой препаратов, в том числе генерических. Как же такое могло случиться?

Британские беды

Факторы, генерирующие эти проблемы, перечисляет в издании The Pharmaceutical Journal региональный представитель Объединенного комитета фармацевтических служб (Pharmaceutical Services Negotiating Committee, PSNC) Марк Бардон. Еще в 2012  году, задолго до сокращения государственного финансирования аптек и вялотекущего Brexit, уже виднелись на горизонте очертания сегодняшних сложных обстоятельств. А одна проблема даже проявилась очень четко: тогда члены Межпартийной фармацевтической группы (All-Party Pharmacy Group, APPG) решили провести расследование доступности лекарственных средств и вынесли вердикт: нехватка лекарств – проблема, разобраться!

Поставки непатентованных лекарств в аптечную розницу уязвимы перед превратностями судьбы рыночных процессов, с их колебаниями обменных курсов и строптивыми производителями, ограничивающими дистрибуцию. Пару лет назад, чтобы оградить аптеки от воздействия ценовых всплесков и обеспечить устойчивость и непрерывность цепочки поставок, даже был вынужден вмешаться британский департамент здравоохранения. К сожалению, несмотря на все попытки коррекции, ситуация все никак не изменится к лучшему: аптекам далеко не всегда удается вовремя заказать лекарства, необходимые их пациентам. Некоторым владельцам независимых аптек даже кажется, что ситуация по большей части, наоборот, ухудшается. Причиной этого указывают «ограниченные источники лекарственных средств». Что же их ограничивает?

Строптивый рынок

В настоящее время против аптек работает множество факторов, влияющих на поставку лекарств в розничные точки и провоцирующих дефицит востребованных продуктов. Безусловно, на сложившуюся ситуацию в значительной мере повлияли ограниченные модели дистрибуции, позволяющие только нескольким избранным оптовикам запасаться необходимыми лекарствами: такие в Великобритании практикуются многими производителями.

Сотрудники аптек обвинят поставщиков в том, что они заставляют их казаться неэффективными. Многие предприниматели жалуются, что ограниченная модель дистрибуции «похожа на заговор», учиненный лишь для того, чтобы сделать цепочку поставок максимально громоздкой. При этом некоторые поставщики даже не имеют достаточного количества обслуживающего персонала, и в процессе заказа закупщиков удерживают на линии в течение «неприлично долгого времени». Когда же они в конечном итоге размещают заказ, он не доставляется несколько дней.

Ограниченная модель дистрибуции не только вызывает сбои в поставках лекарственных средств, но и ослабляет конкуренцию на рынке, а также делает его менее эластичным. Ведь если что-то идет не так (например, возникают проблемы у крупного оптового поставщика), в аптеках может случиться хаос. В таких случаях многие вынуждены брать в долг препараты у других аптек, лишь бы удовлетворить потребности своих пациентов.

Второй негативный в этом контексте фактор – глобальный характер рынка лекарств. На протяжении многих лет он был только на руку британским аптекам, поскольку они могли дешево импортировать лекарства. Но сегодня скачки валютного курса намекают на то, что импорт не всегда является способом получить лекарства «по разумным ценам». На самом деле, цены на непатентованные препараты в Великобритании настолько снизились (в контексте других стран ЕС), что нетрудно представить, почему британский рынок стал неинтересен производителям дженериков: зачем бизнесменам продавать свой продукт по более низким ценам, когда они могут получить гораздо больше в другом месте?

Возникала и еще одна проблема: закрытие производства. Рейды инспекторов из регулирующих органов привели к закрытию некоторых производственных предприятий, принадлежащих двум основным в стране компаниям-производителям дженериков. Конечно, закрытие завода неизбежно означает снижение уровня производства. Британские аналитики вообще боялись, что этот инцидент спровоцирует нехватку некоторых лекарств во всем мире.

Ценовое давление

Впрочем, наряду с причинами, создавшими реальный физический дефицит некоторых лекарств, в игру вступает также целый ряд других, более общих, рыночных факторов.

Серьезное беспокойство вызывает ценообразование: когда лекарственные средства в дефиците, они, как правило, становятся более дорогими. Даже в лучшие для британской аптечной розницы времена ценообразование генерических препаратов было сложным. В  частности, цены регулярно корректировались в попытках установить размер разницы, на которой зарабатывают фармацевтические организации, а  ведь маржа формирует основной доход аптеки.

К сожалению, при возникновении дефицита рынок может стать еще более изменчивым и превратиться в поле для манипуляций, что только затруднит аптекам закупку лекарств. Аптеки не могут иногда даже закупить по адекватной стоимости средства, входящие в реестр лекарственных средств (в котором также указывается, сколько им возместят за эти лекарства).

В  такой сложной ситуации эксперты дают независимым аптекам универсальные рекомендации:

  • подводить своих дистрибьюторов к наилучшей сделке, которая только возможна;
  • продолжать объяснять пациентам, что «вы делаете для них все возможное», но проблемы с поставками являются «общенациональным бедствием», поэтому выходят из-под вашего контроля.

Генерирующие проблемы

Искажают ценообразование и брендированные дженерики  – препараты с зарегистрированным торговым наименованием, под которым они могут производиться и продаваться исключительно его владельцем. Рентабельность от реализации такого продукта ниже, чем от оригинального препарата, но выше, чем от препарата, срок действия патентной защиты которого истек.

Дела обстоят следующим образом: чиновники из Национальной службы здравоохранения (NHS) просят семейных врачей назначать своим пациентам лекарства именно из этой категории. Брендированные дженерики оцениваются производителями на уровне ниже реестра лекарственных средств – это делает их привлекательными в местном масштабе, поскольку применение таких лекарств снижает счета за медикаментозную терапию.

На самом деле никакой экономии нет, потому что на общенациональном уровне происходит «уравниловка», в результате чего в основной схеме финансирования дженерики учитываются уже по другой стоимости. И по факту такие перекосы ценообразования ведут к тому, что аптеки недополучают часть своего финансирования, что, конечно же, усугубляет их и без того плачевное положение.

Вопросы без ответов

Национальные профильные организации пытаются держать ситуацию под контролем. В  частности, PSNC ежемесячно проводит проверку рыночных цен на все «дефицитные» лекарства, чтобы потом отслеживать или регулировать их отпуск в аптеках, вынужденных приобретать такие препараты по высоким ценам. Например, такие аптеки могут затем продавать их, значительно увеличивая их стоимость.

Конечно, такая система занимает много времени и отнимает еще больше сил, поэтому многие аптеки остаются в неведении: получат они в этом месяце право выставить «льготную» цену или нет? PSNC предлагает Департаменту здравоохранения упростить процесс (а заодно и жизнь аптекам) и внедрять меры по коррекции влияния высоких цен уже на другом, более высоком, уровне. Впрочем, все стороны признают, что на столь сложном рынке нельзя найти простых ответов, в противном случае многие давно бы уже это сделали. …А впереди еще «Брекзит».

данные Pharmaceutical Journal

Категорії
Аптеки Світу

Аптеки Никарагуа

В мире существует, наверное, сотни две легенд и сказок о том, как девственниц приносили в жертву драконам, богам и просто злым чудовищам. Но в Никарагуа это не сказки, а часть реальной истории. В прошлом жители самой большой страны Центральной Америки были убеждены: если бросить в вулкан красивую молодую женщину, извержение немедленно прекратится. Странно, что привлекательные девушки у них не исчезли совсем, ведь на территории страны 18 вулканов. Неудивительно, что и сегодня дискриминация по половому признаку здесь остается одной из главных проблем, в том числе и в аптечном деле. Хотя, конечно, далеко не единственной… 

Шокирующая Америка 

В  стране, государственный девиз которой «На Бога уповаем!», проблем хватает. Бедность, нестабильная экономика, безработица и прочие «прелести», присущие не самым благополучным латиноамериканским государствам, здесь тоже цветут буйным цветом. А еще в стране вулканов много убийств. Так что туристы обычно Никарагуа объезжают стороной, несмотря на волшебную природу, сказочное побережье сразу двух океанов и ценовую доступность отдыха.

В результате о местности, открытой Колумбом, ходят всевозможные «страшилки». И в том числе, конечно, о  лекарственном обеспечении, местных аптеках и врачах. Если вдруг человеку необходимо посетить Никарагуа, он набирает с собой пакет медикаментов, чтобы… удивиться по прилету. 

Дело в том, что, вопреки мифам о стране пресноводных акул, с  аптечным делом здесь все обстоит не так уж плохо. Не США, конечно. И не Канада. Но для жителей благополучных стран настоящим шоком становятся местные цены на препараты, которые часто составляют не более 20 % от стоимости лекарственных средств в тех же Штатах, к примеру. 

Генерики вполне доступны, многие даже одобрены FDA, и  это еще один приятный шок. В целом ассортимент лекарственных средств в Никарагуа широк и многообразен и включает большинство мировых брендов и их аналогов. Большая часть препаратов импортируется: по информации базы данных ООН по международной торговле COMTRADE, объем импорта фармацевтической продукции в Никарагуа в прошлом году составил $375,55 млн. В основном – из США и Индии, в меньшей степени – из Мексики, Испании, Германии, Китая. 

Очень удобно, что абсолютно все препараты можно купить поштучно – вынужденная мера для никарагуанских аптек, связанная с бедностью местного населения, но зато плюс для посетителя аптеки. Любая таблетка доступна в единственном экземпляре. Правда, возникают вопросы к условиям хранения и упаковке препаратов. Но это уже издержки географии. Как и отсутствие необходимости в предоставлении рецепта. Да, на бумаге он нужен. Но по факту все, что угодно, отпустят без лишних вопросов. Исключением может быть только отпуск наркотиков: все-таки подсудное дело. 

Еще одно несоответствие, которое бросается в глаза украинскому аптечному работнику,  – нет каких-то особых требований к размерам торгового зала. Во многих аптеках он представляет собой крохотный «предбанник» перед окошком провизора, где помещается всего один посетитель. Второму уже приходится стоять на улице и ждать своей очереди, чтобы войти в аптеку. 

Зато самих аптек в достатке: в одной только Гранаде работают 837  аптечных учреждений. Такого количества хватает, чтобы покрыть потребности населения. 

Правда, начисто отсутствуют аптеки с экстемпоральным изготовлением лекарств. Зато есть «натуральные» аптеки, где продаются медикаменты на основе животных компонентов и лекарственных трав. 

Интересно, что, вопреки стереотипам, в Никарагуа очень развит аптечный сервис. Так, например, распространена доставка препаратов на дом, осуществляемая бесплатно. А в торговом зале аптеки (если, конечно, он есть) часто работает врач. Консультация такого специалиста обходится всего в $2. Для сравнения: та же услуга в местном центре здоровья будет стоить примерно $50. 

И  вот теперь мы подходим к главному  – к значению аптек и фармацевтов для никарагуанского населения. 

Обслужил, как по нотам 

Фармацевтов в Никарагуа любят. Ведь они в ряде случаев способны заменить врачей, услуги которых местным жителям не всегда по карману. Соответственно, аптечные работники здесь берут на себя более существенную роль в здравоохранении, чем их коллеги в других странах. И, как показывает опыт, способны проводить диагностику и рекомендовать лечение по самым распространенным заболеваниям.

В  крупных частных аптеках работает персонал с фармакологическим образованием, обладающий высокой квалификацией. Однако и в государственных аптеках специалисты тоже не особо отстают в качестве обслуживания. 

Любой житель страны, где игуана считается деликатесом, скажет, что аптечный работник  – основной источник информации, когда речь заходит о здоровье. Он встретит посетителя с неизменной улыбкой, внимательно выслушает все жалобы, задаст несколько вопросов, прежде чем подойти к полке и выбрать препарат. Затем предложит пару вариантов, перечислит плюсы и минусы каждого лекарственного средства и поможет принять обоснованное решение насчет покупки.

То есть фармопека – на высшем уровне. Хоть мастер-классы проводи. 

Что касается гендерного распределения, то не зря о никарагуанском фармацевте мы пишем «Он», а не «Она»: в большинстве случаев в аптеках работают мужчины, как и во всей отрасли здравоохранения. Безработица среди никарагуанских женщин на фармацевтическом рынке выше в 3,5 раза, чем среди представителей сильного пола. 

Хотя тут заложен парадокс. Ведь Никарагуа – первая страна Центральной Америки, на президентских выборах которой победила женщина, журналист Виолетта Чаморро. Возможно, таким образом никарагуанцы пытались восстановить нарушенное в их стране равновесие. 

Получить фармацевтическое образование можно в Центральном университете Никарагуа, Американском университете медицинских наук в Манагуа и в Университете медицинских наук и возобновляемых источников энергии в Сомото. Но котируются и дипломы из других государств. 

*** 

Подводя итог, приходится признать: кто бы ни стоял за первым столом в никарагуанской аптеке, время на рабочем месте он проводит явно не в гамаке, хотя страна кратерных озер и является основным поставщиком этих расслабляющих изделий в мире. Более того, есть предположение, что и сам гамак придумали здесь.

Гамак, кофе и ром – сувениры, которые привозят из Никарагуа вместе с удивительными историями о профессионалах в аптеке, которые часто вынуждены брать на себя обязанности медицинского работника и при этом еще находят силы оставаться позитивными и улыбаться каждому входящему человеку. По-своему достойный пример того, как нестабильная ситуация в стране не только не мешает, но даже способствует профессиональному росту фармацевта: стимулирует его получать дополнительные знания и развивает клиенториентированность в аптеке. И,  конечно, умение никарагуанских коллег оставаться профи в сложных условиях вызывает уважение. Хотя рецептурную группу все же стоит продавать по назначению врача. Да и экспресс-диагностика за первым столом – вариант выживания, а не нормального функционирования аптеки. 

Никарагуанская болезнь мужчин

 «По неустановленным причинам»  – так «объясняется» появление загадочного заболевания, которое поражает почки мужской части населения Никарагуа.

Хроническая болезнь почек за последние 10  лет унесла жизни 20 тыс. мужчин в Никарагуа. В  отдельных районах она поражает одного мужчину из трех, часто с летальным исходом. Предположений, в  чем причина, много: перегрев на солнце, хроническое обезвоживание, токсичные химикаты, обезболивающие, чрезмерное употребление сахара и даже вулканическая пыль (как тут не вспомнить тысячи брошенных в вулканы девушек  – может, мистическая месть?). Но медики сходятся в одном: мужчины чаще умирают там, где сконцентрировано производство сахара. В частности, в городе Чичигальпа, в котором находится крупнейшая сахарная фабрика в мире. 

Одной из возможных причин заболевания называют гербициды. Однако эти вещества используются во многих регионах мира, но таинственные смерти наблюдаются только в Никарагуа и в еще одной «сахарной» стране  – Шри-Ланке.

Источники: New York Times; liveandinvestoverseas.com; innicanow.com; 

Nigenda, G. И Machado, M. From State to market: the Nicaraguan labour market for health personnel. 

Категорії
Аптеки Світу

Особенности аптек в разных странах

На первый взгляд, аптеки в разных странах мало чем отличаются: любую из них можно найти по зеленому кресту, названию Pharmacy или другой вариации слова «аптека». В любой будут стеклянные витрины и аккуратные фармацевты в белых или зеленых халатах. И все-таки каждый уголок мира имеет свои уникальные особенности, которые нередко весьма причудливо реализуются в аптечном сегменте. За время существования рубрики «Аптеки мира», а это уже более 8 лет, собралась целая копилочка интересных и забавных историй о зарубежных аптеках. В этом номере мы предлагаем вспомнить самые интересные из них.

Владелец одной из швейцарских аптек решил проучить водителей, которые повадились ходить к нему с целью размена монеток для оплаты парковки. Когда таких автомобилистов стало слишком много, фармацевт в ответ на их просьбу стал предлагать водителям исполнить любую песню.

«Я не хотел показаться грубым! Я понимал, что многие в ответ на такую просьбу растеряются и уйдут. А  тем, кому действительно хочется разменять деньги, придется спеть», – заявил фармацевт. 

И это, по словам аптекаря, сработало – многие смущались и уже не хотели размена монет. «Зато недавно у нас тут был оперный певец, который исполним нам целую арию», – добавил владелец аптеки. 

Ирландские фармацевты славятся своим добрым юмором: у местных препаратов иногда бывают довольно неожиданные названия. В  аптеке можно встретить ментоловый спрей от насморка «Друг гнусавых» или слабительное «Ночная фея». Кстати, многие таблетки здесь делятся на средства ночного и дневного приема.

А  еще в Ирландии аптеки не работают в воскресенье и праздничные дни. Как-никак Ирландия  – страна католическая, и к религиозным праздникам здесь относятся крайне серьезно. Особенно, конечно, ко Дню Святого Патрика, когда даже самые больные предпочитают лечиться местным пивом. 

В тему о пиве: в Пуэрто-Рико этот далекий от лекарственного ассортимента продукт открыто продается в аптеках. Дело в том, что здесь действует американская система, по которой аптека  – фактически супермаркет, где представлены продукты питания, напитки, бытовая техника, одежда, но при этом обязательно имеется и фармацевтический отдел (спасибо и на том). В пуэрториканской аптеке можно купить не только пиво, но и вино, крепкие напитки, сэндвичи и даже горячие закуски. Так что если человек проголодался, он смело может искать заведение с вывеской Pharmacy.

В Грузии национальный колорит в аптеках проявляется присутствием на витринах календарей и постеров с изображениями святых. Продажа таких товаров не приурочена к какому-либо празднику, в Грузии действительно много верующих людей. Некоторые из них, хотя и надеются на помощь современной науки, не забывают при этом попросить помощи и у высших сил. 

В  Японии выпускник профильного вуза может избрать для себя и такую профессию, как «школьный фармацевт». Этот специалист обязан следить за чистотой воды, воздуха и туалетов, а также за освещением и уровнем шума в классах, проводить с учениками беседы о лекарственных средствах. Нередко такую работу выполняет по совместительству провизор аптеки, которая расположена неподалеку от школы.

Кстати, возвращаясь к началу, нужно оговориться: все-таки не везде большой зеленый крест укажет путь жаждущему купить лекарственное средство. В Стране восходящего солнца если над входом в аптеку и есть кресты, то в основном очень компактные, намного меньше самой вывески, и  рассмотреть их непросто. Сама аптека обозначается иероглифами 薬局 (читается как yakkyoku). 

А вот в Саудовской Аравии большая проблема – найти просто аптечного работника, не то что какого-нибудь суперузкого специалиста. В  богатейшей нефтяной державе местные жители не торопятся примерить на себя белый халат. И стоять за первым столом на протяжении многих часов никто не горит особым желанием, несмотря на довольно привлекательную зарплату: в зависимости от квалификации и места работы она составляет от $10  тыс. до 67 тыс. в год, в среднем – $19 700 в год.

Зато аптеки и больницы – одна из немногих свободных зон, где не слишком строго соблюдаются половая сегрегация в стране. Во всех остальных местах общество делится на женскую и мужскую зоны, дабы местные леди гарантированно избегали контакта с незнакомыми мужчинами. Особенно строго половая сегрегация соблюдается в заведениях питания: там существуют пространства для семейных людей, для холостяков и незамужних девушек.

На Кубе, как и в СССР, лекарственные средства не покупают, а «достают». «Достать» теоретически можно все, но для этого нужно иметь связи. Часто роль фармацевта выполняют врачи, у  которых имеются собственные аптечки «на продажу». Такой вот скачок во времени обратно…

 Опыт азербайджанских аптек доказал, что при желании злоумышленники могут подделать все что угодно, даже воду. Впервые на эту проблему указали в Объединении свободных потребителей, отметив, что основная часть фальшивой воды, продающейся в аптеках страны, поставляется с Северного Кавказа. «Взятая из незаконных колодцев и кое-как расфасованная вода не только не имеет оздоровительного эффекта, но и является очень опасной для организма человека. В составе большого количества этой продукции содержание карбоната кальция значительно превышает допустимые нормы, что вредно для здоровья»,  – отметили в Объединении. Кстати говоря, цена на минеральную воду в азербайджанских аптеках варьируется от 40 гяпигов до 3 манатов. 

В  250  бельгийских аптеках продаются наборы для проведения эвтаназии. Предназначены они для семейных врачей, которые намерены помочь пациенту умереть «хорошей смертью» на дому. Врач должен лично заказывать набор за сутки до проведения процедуры. 

Бельгийские доктора неоднократно сетовали на трудности проведения эвтаназии именно в домашних условиях, хотя до 40 % выбирающих «хорошую смерть» предпочитают умирать именно в родных стенах. Набор стоимостью 60  евро призван облегчить жизнь и врачей, и их пациентов.

Напомним, что Бельгия – одна из немногих стран, где неизлечимо больные получили право на добровольный уход из жизни.

В ту же печальную тему: Мексика – практически единственная страна, где в аптеке открыто и законно продается пентобарбитал, который применяют для эвтаназии. Информация об этом породила настоящую волну паломничеств пожилых людей за смертельным средством. Наиболее популярными мексиканскими городами у сторонников эвтаназии являются Тихуана, Нуэво Ларедо и Хуарес, расположенные вблизи границы США. 

В Дании сохранены старинные традиции аптекарства, согласно которым владелец аптеки – это умудренный опытом профессионал, каковым, с точки зрения датского законодательства, может быть только пожилой человек. То есть аптекарь должен быть в сединах, и  никаких «девочек» в белых халатах. Поэтому разрешение на управление аптекой может получить фармацевт в возрасте старше 50 лет. Но всего на 20 лет: по достижении 70-летнего возраста его лицензия аннулируется.

Уругвайские фармацевты, пожалуй, заслуживают титул «Самые сознательные в мире». Несмотря на то что в стране легализована продажа марихуаны в аптеках, местные провизоры вступили в конфликт с государством, доказывая, что каннабис не полезен для здоровья. Сотрудников аптек предупредили о том, что они не имеют права отказываться от продажи марихуаны, так как взяли на себя «обязательства по здоровью» общества. Но по итогу только 50 аптек согласились продавать сомнительное «средство». Фармацевты отметили, что реализация такого товара в значительной степени подвергает сомнению репутацию аптек как лечебных учреждений. Помимо этических соображений, есть и более «земная» причина: многие аптеки боятся конфликтов с нелегальными торговцами, продающими коноплю поблизости от них. 

В Марокко наряду с традиционными существуют и так называемые «берберские аптеки», где продаются средства народной медицины вроде сушеных хамелеонов и ежей, порошков из насекомых, амбры, мускуса, различных минералов и камней. Но такие аптеки все же в большей мере – экзотика для туристов. Местные жители предпочитают в основном лечиться традиционными средствами. 

Категорії
Аптеки Світу Фарма-Шеф

Аптеки Мальты

Интересный факт: в мальтийских церквях обычно на стене висят двое часов, одни показывают точное время, а другие – неправильное, чтобы запутать дьявола. Похоже, по этому принципу функционирует и фармацевтический рынок маленького островного государства в самом сердце Средиземного моря. Ведь если приглядеться внимательнее, то за курортным шармом и средневековой романтикой в Мальте можно разглядеть сильного игрока, с которым давно уже считается весь мир.

Острова сокровищ

«Самое маленькое государство в составе ЕС», как часто называют Мальту, с населением около 500 тыс. человек экспортирует сегодня фармацевтической продукции на €150  млн ($205  млн) в  год. И  не только в Европу, но и в США и другие страны. При этом в производстве лекарственных средств занято около 1000 человек.

И рынок развивается, причем очень интенсивно.

Развитию фармацевтического сектора на Мальте способствует международный инвестиционный импульс, набирающий здесь силу. И,  конечно, шикарный микроклимат, который жители рыцарских островов умеют обеспечить не только туристам, но и бизнесу.

Способность привлечь к себе интерес у Мальты, вероятно, сформировалась эволюционно. Ведь если ты – крохотная республика без капли пресной воды на всех семи островах (вопреки заблуждениям многих людей, именно столько земель входит в состав Мальты, правда, обитаемы из них всего три), нужно уметь сотрудничать. И быть в этом деле виртуозом.

Долгое время Мальта наряду с Люксембургом и Андоррой играла роль европейского «налогового убежища», в том числе и для мировых фармгигантов. Об этом громко заявили в свое время авторы исследования общественной организации «Граждане за налоговую справедливость» (Citizens for Tax Justice, CTJ).

Сегодня заявления о том, как американская казна недополучает триллионы долларов из-за перевода их на оффшорные счета Мальты, уже не звучат так громко. Зато много говорится о выгодах расположения мощностей мировых фармкомпаний в этом островном государстве и о широких возможностях здесь для производителей генериков. А возможности и правда сказочные.

Презент от закона

Исключение Болар (Bolar Provision)  – так называют документ, позволяющий фармацевтическим компаниям на Мальте в ряде случаев (но не во всех!) начинать работу над генериком до того, как истек срок патентной защиты оригинального препарата.

Положение Bolar было введено в мальтийское законодательство в 2003 году, еще до вступления страны в состав ЕС.

Мальтийский Закон о патентах и промышленных образцах (Patent and Designs Act) трактует данное исключение достаточно широко, в отличие от других государств-членов ЕС. Это позволяет производителям непатентованных лекарственных средств осуществлять клинические исследования для получения официального разрешения или для иных коммерческих целей до истечения срока действия соответствующего патента.

Данное исключение не только допускает использование действующего вещества, которое пока находится под патентной защитой, в  экспериментальных и научно-исследовательских целях, но также распространяется на действия, совершаемые в частном порядке и для некоммерческих целей. Производитель генерика, в  соответствии с положением Bolar, может спокойно собирать нужную ему информацию, не теряя времени, и готовиться к производству до истечения срока действия патентов на продукцию конкурентов.

Кстати, это положение получило свое название благодаря судебному процессу в США, во время которого рассматривалось дело Roche Products против Bolar Pharmaceuticals. Как следует из продолжения истории, Bolar выиграл дело и создал интересный прецедент.

Плохо это или хорошо, зависит от точки зрения. С позиции пациента, который получает более доступные лекарственные средства, однозначно, хорошо. Для развития фармацевтического сектора Мальты – просто отлично. По свежим данным, мальтийским исключением Bolar сегодня активно пользуются более 15 операторов мирового рынка.

Мальтийцев стало больше

Главная проблема со здоровьем у мальтийцев – ожирение: оно диагностируется у 25 % взрослых и 27 % детей в возрасте от 11 до 15 лет. Это самый высокий показатель в странах ЕС.

Высший пилотаж конкуренции

Несмотря на такие грандиозные уступки, страна глазастых рыбацких лодочек остается в правовом поле. Более того, считается одной из самых законопослушных. А еще тут нет безработных, нищих и бродячих собак. Вообще.

Уже два года как Мальта присоединилась к договору о взаимном признании между Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств США (FDA) и Европейским агентством по лекарственным средствам (EMA).

Этот договор разрешает всем партнерам признавать результаты инспектирования, проводимого в юрисдикциях FDA и EMA. Участие в данном проекте позволяет партнерам снизить регуляторную нагрузку, исключив дублирование инспекционных усилий. А  для фармкомпаний, которые производят препараты на Мальте, это большой плюс. Ведь здесь решения принимаются быстрее, что аналитики связывают с компактностью страны и хорошо развитой инфраструктурой.

Наконец, инвестиционной привлекательности Мальты для игроков фармрынка способствует идеальное расположение государства, обеспечивающее легкий доступ к Европе и Северной Африке.

Одним словом, изучив конкурентные преимущества страны, становится понятно, как она так быстро завоевала признание на рынке.

И  темп развития не сбавляется. К  примеру, до конца 2019  года фармацевтическая компания Cetic планирует открыть на Мальте, в  промышленнойзоне Ħal-Far, завод стоимостью €15  млн, который создаст рабочие места для примерно 60 человек.

Во время обсуждения этого проекта участники встречи, в  том числе представители власти, говорили о том, что правительство планирует сократить масштабы существующего на Мальте бюрократизма, чтобы облегчить жизнь местным и иностранным инвесторам. По-видимому, морской бриз недостаточно мягко обдувает участников мальтийского рынка…

Кстати, хорошей иллюстрацией для мальтийской конкуренции служит знаменитый рынок выходного дня в Марсашлокке. Открывается он еще до рассвета (то есть, кто первый, того и покупатель), и каждого человека здесь встречают криками и активными зазываниями.

Женщины, продающие длинных лоснящихся угрей, кричат одна другой громче. Зачем? Традиция! На Мальте издавна считается, что лучший товар у той торговки, которая перекричит всех других. Так постепенно произошел естественный отбор, и на рынке в Марсашлокке остались только самые горластые.

А что делать? Острова маленькие, плотность населения все-таки большая, а кушать хотят все. Так что умение преподнести свои выгоды в правильном свете у мальтийцев в крови.

Мальтийский зеленый крест

А что насчет аптек?

В этом сегменте все не столь радужно. Так, в прошлом году в стране католиков и рыцарей ребром стала проблема нехватки фармацевтов.

Как сообщили представители Управления лекарственных средств, в среднем в стране не хватает приблизительно 200 фармацевтов, при этом отрасль производит только около 20 специалистов в год.

Одна из возможных причин низкой обеспеченности кадрами – недостаточная популяризация профессии среди мальтийцев. Многие до сих пор думают, что фармацевты – это просто те люди, которые стоят за стойкой и выдают таблетки. И перемены на фармацевтическом рынке, открывающие более широкие возможности для трудоустройства, прошли как-то мимо местного населения.

Зато самих аптек достаточно, все они работают четко и профессионально. Из-за повальной религиозности мальтийцев аптечные учреждения закрыты в воскресенье, хотя в последнее время это правило все чаще нарушается (вспоминаем о значении конкуренции в жизни потомков рыцарей).

Большой шаг в стране, где каждый настоящий мальтиец перед купанием в море осеняет себя крестным знаменем, целует образок (с Мадонной или со своим святым), просит вслух защиты и только потом ныряет в воду.

В целом же Мальта – рай для генериковых компаний и кошмар для производителей оригинальных лекарственных средств. И  фармацевтический рынок здесь действует по своим, максимально лояльным правилам, установленным с поистине рыцарским великодушием.

Источники:

who.int; In-Pharma Technologist; Times Malta;

ccmalta.com; Pharma.FocusReports.net.

Категорії
Аптеки Світу Фарма-Шеф

Аптеки Сербии

Неочевидный факт: 1/3 всей малины в мире производится в Сербии. Вроде бы такое маленькое государство, и внезапно – столь внушительные объемы экспорта… И да, речь не только о душистой ягоде. Ведь в стране, которую называют сердцем Балкан, сегодня работают 58 локальных производителей лекарственных средств, на рынке представлены крупнейшие фармкомпании, а сам он оценивается в $1,1 млрд – совсем неплохо при населении 7 млн человек и далекой от стабильности экономике. Но еще больше, чем цифры, в перспективности сербского фармрынка убеждают кипящие вокруг игроков страсти. Ведь не секрет: чем яростнее борьба, тем интереснее ее предмет.

Птица Феникс в сербском варианте 

А предмет борьбы в Сербии – это стабильно растущий рынок, где еще есть потенциал для освоения новых территорий. Несмотря на все проблемы, бедность и коррупцию, о которых писали, кажется, уже миллион раз, Сербия имеет большой потенциал. В принципе, это в духе маленькой, но гордой страны: один только Белград за свою 10-вековую историю был завоеван 40 различными армиями и 38 раз отстраивался заново. Так что восстанавливать разрушенное здесь умеют. Как и создавать новое.

Среди благоприятных условий для роста фармрынка – стратегическое расположение, относительно недорогая и квалифицированная рабочая сила, соглашения о свободной торговле с ЕС и Турцией, а также подходящие инвестиционные условия.

По разным оценкам, фармацевтический сектор Сербии является одним из крупнейших среди стран Центральной и Восточной Европы. Объемы внутреннего производства в 2017–2019 годах сохраняются на уровне $600 млн ежегодно. По объему продаж препаратов сербского производства в денежном выражении традиционно лидирует компания «Хемофарм». ТОП-10 сербских фармкомпаний суммарно аккумулируют 92 % объема аптечных продаж лекарственных средств локального производства в денежном выражении, соответственно, на остальные 48 производителей приходится лишь 8 % этого сегмента рынка. Экспорт сербского фармрынка ежегодно растет в среднем на 25 %. Тем не менее импорт пока превалирует: Сербия занимает 67-е место в мире среди импортеров лекарственных средств, что делает ее весьма привлекательной для зарубежных компаний. Основными экспортерами лекарственных средств на сербский рынок являются Германия, Франция, Венгрия, Швейцария и Словения. Флагманы рынка – Stada, Actavis и Pharmaswiss.

Трудовые будни с горчинкой

Еще одно сравнение с рынком малины: вкусную ягодку отгружают за рубеж, однако в самой Сербии уровень ее потребления низок, поскольку малина стоит дорого.

В сегменте лекарственных средств картина созвучная: ежегодно житель Сербии тратит на препараты всего лишь 34,16 евро (для сравнения: в Хорватии этот показатель составляет 105,8 евро, а в Словении – 137).

На данный момент в Сербии существует два вида аптек – государственные и частные. Всего насчитывается 2995 аптек, из них почти 80 % – частные, а в государственной собственности находится только 590 аптек. Каждая из них обслуживает в среднем 2500 жителей. В государственных аптеках обязательно есть фармацевт, а в частных это опционная позиция. Для открытия аптеки в Сербии нет ограничений – ни на число жителей, которых она должна обслуживать, ни на расстояние между аптеками. Вроде бы простор для развития бизнеса, но невысокая покупательская способность перебивает выгоды от лояльности властей.

Не очень хорошо дела идут и с обеспечением кадрами. На 100 тыс. жите- лей в Сербии приходится всего 27,5 фармацевта (для сравнения: в соседней Хорватии – 59,5, в Болгарии – 66,8, а в Словении – 71,2).

При этом уровень безработицы достаточно высок, что логично снижает  уровень зарплат. И это одна из причин, почему крупнейшие игроки инвестируют в сербский рынок.

Средняя зарплата сербских аптечных работников составляет 250 евро в месяц (это «чистая», за вычетом взносов на обязательное медицинское страхование и пенсионных отчислений). Интересная особенность: в частных аптеках вознаграждение фармацевтов не особо отличается от оплаты труда в государственном секторе. Единственная добавка к зарплате – бонус за стаж работы: 0,3 % от базовой ставки за каждый год профессионального стажа. При этом если в государственных аптеках персонал работает 40 часов в неделю, в частных аптеках нередко намного больше. Так что особого смысла в трудовых подвигах для местных фармацевтов нет.

Само собой, такие непривлекательные гонорары и условия работы заставляют специалистов искать счастья в соседних странах. Получаются такие себе весы: с одной стороны, рабочая сила в Сербии достаточно дешевая, а с другой, – наблюдается острая нехватка квалифицированных кадров и их отток за рубеж.

Одно из локальных решений – брать на работу в сербские аптеки начинающих фармацевтов, которые только получили диплом. Но, как правило, молодых специалистов не принимают на постоянную работу: с ними заключают контракт на одну неделю с последующим еженедельным продлением. Как только рентабельность аптеки уменьшается, начинающих фармацевтов сразу же увольняют, независимо от их профессиональных качеств.

В производственном сегменте ситуация не столь удручающая. Но все же проблема есть. Однако решить ее сможет только общее укрепление экономики, что на данный момент – перспектива туманная.

Путь таблетки через клетки 

В Белграде расположена одна из самых креативных аптек мира – Oaza Zdravlja Pharmacy. Дизайн сербской аптеки разработал известный мастер Карим Рашид – он предложил изобразить «красивые изгибы человеческого тела и процесс выздоровления» через современный интерьер. Для оформления аптеки использовали смелое сочетание цветов и материалов, а также изогнутые линии. Световая композиция из неоновых огней, напоминающих ДНК, разместилась на потолке, а зеленый жизнеутверждающий цвет с первых шагов настраивает на позитив. Вся композиция торгового зала отображает путь таблетки от момента приема до ее действия на организм. Сам Карим Рашид утверждает, что «эта форма аптеки является символом путешествия лекарственного средства через клеточную структуру тела». Впрочем, на родине Николы Теслы стоило ожидать оригинальных решений. Даже в унифицированном аптечном сегменте.

Выяснение отношений 

А что же за страсти, о которых мы упоминали в начале? 

Фармацевтическая Сербия известна своими громкими судебными разбирательствами с международными игроками. Например, несколько лет назад разгорелся скандал вокруг продажи онкологических препаратов: якобы некоторые представители Big Pharma подкупали госу- дарственных должностных лиц с целью получения льготного статуса в деле по продаже онкологических препаратов в Сербии. Но дальше громких заявлений дело не пошло. Хотя коррупция в стране, где витиеватые ругательства звучат даже из уст телеведущих, – проблема не новая. Поэтому сложно сказать, кто и в чем был прав в этом запутанном деле.

В другой раз сербский фармдистрибьютор группы Velefarm направил иск в суд, требуя от крупного немецкого производителя лекарственных средств выплаты 54,2 млн евро. Хотя если вникнуть глубже в ситуацию, оказывается, реальным основанием для этого служило то, что дистрибьютор Velefarm не смог оплачивать поставки продукции немецкой компании в Сербию. И хотя был подписан договор о реструктуризации долга, дистрибьютор пошел на крайние меры. Такие случаи показывают, что на рынке Сербии еще есть много сложных моментов. Но перспектива всегда идет рука об руку с риском. 

Сходства и различия

В целом у сербского рынка много общего с украинским. С той разницей, что у нас аптечный сегмент не в столь печальном состоянии, и провизоров-профессионалов достаточно, была бы достойная мотивация. Как и в Украине, в Сербии кризисные явления дали толчок локальному производству и приросту доли местных производителей. Однако импорт по-прежнему превалирует. Более того, первые две строки в ТОП-3 импортеров препаратов по состоянию на 2019 год занимают те же страны, что и у нас, – Германия и Франция. Но если в Украине рынок уже крепко устоявшийся и местами консолидированный, то сербская фармация заставляет вспомнить о лихих 90-х. Тем не менее заинтересованность зарубежных игроков в развитии в «сердце Балкан», их активность в плане инвестиций в производство на территории Сербии говорит о большом будущем для этой красивой страны. Пусть до момента, когда это будущее наступит, предстоит еще много интересных перемен. Главное, чтобы к лучшему.

Источники:

fiercepharma.com; export.by; Reuters; minimalna-cena-rada-2019. 

(Полный список источников находится в редакции). 

Категорії
Аптеки Світу

Аптеки Туниса

А что было бы, если бы все аптеки мира работали строго по правилам? Кажется, вопрос риторический, даже в какой-то мере сказочный. Но только не в Тунисе. Страна пляжей, песков и древних руин умеет соблюдать законы, и хотя ее космические пейзажи как нельзя лучше подошли для эпичных баталий «Звездных войн», на местном фармацевтическом рынке уже много лет царит мир, который, судя по опыту африканской жемчужины, и является залогом успешного развития. 

Pharmacie со стульями 

Когда мы обращаемся к опыту многих мусульманских, и  уж тем более африканских стран, заранее готовимся с порицанием покачать головой. Вечная нехватка препаратов, коррупция, отсутствие стандартов и прочие «дикие» условия выживания, которые создаются в ряде стран для аптек, приучили ожидать худшего. Но Тунис не вписывается в эту мрачную картину. В общем-то, он вообще мало куда вписывается, оставаясь самым демократическим государством Африки, не теряющим своей самобытности даже после многолетнего колониального прошлого и под влиянием постоянного наплыва туристов. Да, водители здесь ездят, как попало, а  верблюд – друг человека, и позволяет себе испражняться на пляже без каких-либо нареканий со стороны местных жителей. Но что касается фармрынка – все иначе. В вопросе регулирования оборота лекарственных средств тунисцы принципиально отличаются от хаотичной Африки.

Начнем с того, что все аптеки в стране, которые обозначаются французскими вывесками Pharmacie, частные, их владельцы обязаны сами работать за первым столом. Сетевых аптек в стране нет вообще  – одному фармацевту может принадлежать только одна аптека. Чтобы получить эту возможность, необходимо закончить профильный колледж и быть членом Совета по фармацевтическому порядку Туниса. Очень ценятся европейские дипломы, и имеющие такую возможность тунисцы стараются получить их в странах ЕС. 

Соблюдается принцип пешей доступности: по закону расстояние между аптеками должно быть не менее 200 м, и одна аптека обслуживает 5 тыс. жителей. Требования к аптечным помещениям довольно строгие: высота потолков – не менее 2,8 м, торговый зал должен быть просторным (но его размер не регламентируется), общая площадь аптеки – не менее 50  кв. м, обязательно требуется наличие помещений под лабораторию и склад, а также туалет. 

Список разрешенных к продаже лекарственных средств в Тунисе невелик  – около 1700 наименований. Хотя препараты в Тунисе привычно для нас делятся на ОТС и RXгруппы, все они хранятся в закрытых шкафчиках – никакой открытой выкладки! Зато на видном месте в аптеке обязательно расположен плакат, сообщающий о вреде самолечения. В свободном доступе – только лечебная косметика и парафармацевтика, масла и другие сопутствующие товары. Часто в аптеках продают ортопедическую обувь. Большое внимание уделяется удобству посетителей  – в торговом помещении клиентов непременно будут ждать стулья, и даже при обслуживании человеку предложат присесть.

Все надписи в аптеках, в том числе таблички с именами фармацевтов, представлены на двух языках  – арабском и французском. Государственные инспекции регулярно проверяют помещения аптек и состояние их технического оборудования: электропроводки, телефона, водопровода, холодильника. Проверяющие структуры бдительно следят также за качеством лекарственных средств и уровнем образования и компетенции персонала аптек. 

Как итог: профессия фармацевта очень уважаема, где-то почти на одном уровне с врачом, который имеет самый высокий престиж среди всех тунисских специальностей. И никаких ассоциаций с «продавцами лекарств», сплошной почет и трепет. И это несмотря на факт, что зарплаты фармацевтов достаточно скромны – начинающий специалист получает в среднем $400. Впрочем, если фармацевт является хозяином аптеки, то его совокупные доходы будут намного выше.

Слияния и поглощения 

А что же с рынком? По каким правилам дышит этот живой организм, опаленный жарким полуденным солнцем? Кстати, именно из-за его яркости, способной раскалить добела любую поверхность, рабочий день в Тунисе официально завершается в 14.00. Уж очень жарко работать:) 

Фармрынок Туниса сейчас стабильно развивается, привлекая все новых инвесторов. В  частности, компания Merck KGaA в прошлом году объявила о том, что в текущем 2019 году планирует развернуть инновационную инициативу в области здравоохранения Туниса. Крупнейшей фармкомпанией в Тунисе является французская Pierre Fabre, создавшая совместное предприятие с местной компанией SIPHAT. В  стране присутствуют и другие зарубежные игроки, в том числе Pfizer, Sanofi, Upsa, GlaxoSmithKline и Baxter.

Пристальное внимание Big Pharma вызывают и местные производители, которых в стране финиковых пальм насчитывается  39. Локальные производители закрывают 60 % потребностей внутреннего рынка в объемном и 47 % – в стоимостном выражении, по данным ВОЗ. Среди них особо заметны Adwya, Medis и Cogepha, которые уже заработали себе имя и успешно выходят на зарубежные рынки. Особенно привлекательными для тунисских компаний являются франкоязычные страны Африки. Сейчас экспорт из Туниса составляет примерно 7  % от всего оборота лекарственных средств. Следующим шагом для производителей является развитие собственного производства в странах к югу от Сахары. Одним из звоночков к экспансии тунисского производства является факт, что местная компания Teriak приобрела камерунский завод Cinpharm с целью экспорта на рынки Центральной Африки. Однако сохраняется и ряд проблем. В частности, Амор Туми, советник по Тунису в ВОЗ, сказал OBG: «Хотя тунисские фармпроизводители имеют хорошую репутацию на африканских рынках, они по-прежнему страдают от отсутствия инфраструктуры, обеспечивающей прямое воздушное сообщение, морские маршруты или деловые мероприятия, которые позволили бы им полностью задействовать потенциал африканских стран». 

Оливковая привилегия 

В  Тунисе растут оливковые деревья, которым уже по нескольку тысяч лет. Оливки с самого старого дерева, возраст которого насчитывает 2400 лет, собирают и используют только для нужд центральной аптеки столицы. И это еще одно подтверждение в пользу того, что аптечное дело в Тунисе очень уважаемо. 

В  основном все локальные производители работают как совместные предприятия с международными компаниями. Но наблюдаются некоторые поглощения и в данном сегменте. К  примеру, итальянская компания Recordati за $37 млн приобрела 90 % акций крупной тунисской фармкомпании Opalia Pharma S.A., производившей генерики. Кстати, на данный момент в Тунисе отмечается тенденция к росту именно в секторе генериков, которые уже составляют 2/3 внутреннего производства. Это несколько противоречит озвученным планам правительства, в которые входит не только модернизация фармсектора с целью повышения его конкурентоспособности, но и производство новых поколений лекарственных средств на основе биотехнологий. 

Что касается контроля, то фармсектор Туниса регулируется несколькими организациями, цель которых  – надзор за соблюдением стандартов качества и безопасности. Это LNCM (National Laboratory of Pharmaceutical Control), CNP (The national centre of Pharmacy-Vigilance) and the ANCSEP (The National Agency of Sanitary Environmental Control). Все они подчиняются DPM (The Directorate of Pharmacy and Pharmaceuticals).

Вместо 1000 препаратов Жители Туниса разработали собственный рецепт лечения ожогов от медуз  – нужно потереть пораженное место песком и приложить кусочек помидора 🙂

Оазис в песках 

В целом в последние 10 лет тунисский фармрынок испытывает устойчивый двузначный рост в размере от 10  % до 15 % в год. На это повлияли такие факторы, как увеличение внутреннего спроса на лекарственные средства, развивающиеся экспортные рынки и создание благоприятной деловой среды.

И аналитики по-прежнему полны оптимизма, говоря о перспективах страны, где до сих пор остались руины древнего Карфагена. 

Непохожий на беспокойных соседок, одновременно традиционный и открытый новому, фармацевтический Тунис уверенно завоевывает свое место под солнцем. А его палящие лучи для жителей этой живописной страны, наполненной ароматами средиземноморской зелени, укутанной белыми песками Сахары и омытой морскими волнами, уже давно не страшны. И это один из весомых факторов успеха. 

Источники: tunisiaonlinenews.com; BMI View; who.int; globaldata.com.